Большая атомная подводная лодка  Псков
 

Форум

Сайт Начало Помощь Поиск Войти Регистрация
14 Ноябрь 2019, 15:05:25 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Войти
 
Страниц: 1 [2]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ СССР, РОССИИ  (Прочитано 138306 раз)
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #15 : 15 Февраль 2012, 20:20:51 »

http://topwar.ru/11297-mplatrk-proektov-945945a945b-barrakuda-kondor-mars.html

ПЛАРК проектов 945/945А/945Б - Барракуда, Кондор, Марс

ПЛА разделена на 6 отсеков. На борту находится аварийная система продува 2-х цистерн главного балласта при помощи результатов сгорания топлива. Экипаж подводного корабля - 61 человек, из которых больше половины офицеры. Условия обитания на борту ПЛА достаточны комфортные на то время. Подлодка имеет всплывающую спасательную камеру, рассчитанную на всю команду. ГЭУ – мощность 43 тысячи л.с. Состоит из одного водоводяного реактора ОК-650А и паро-зубчатого агрегата. Реактор обеспечен 4-мя парогенераторами и насосами для каждого контура. На борту подлодки находятся также два турбогенератора с обслуживающими насосами, вырабатывающими переменный ток. Для использования электроэнергии имеются 2 группы батарей аккумуляторного типа и 2 преобразователя. Винт гребной изготовили малозаметным в плане гидроакустики и уменьшили частоту его вращения. Имеются на ПЛА резервные двигатели - 2 дизеля ДГ-300 со своим запасом топлива, которого хватит на десять дней работы. Они вырабатывают постоянный ток для гребных ЭД и переменный ток для систем подлодки. Гребные ЭД заставляют двигаться подлодку на скорости до 5 узлов, где каждый из них движет свой винт.

На борту установили комплекс «Молния-М», состоящий из спутниковой системы и антенны «Параван» буксируемого типа. ТРК и БИУС сохраняют возможность проведения выстрела даже на большой глубине. Носовая часть получила 4 ТА калибра 533 мм и 2 ТА калибра 650 мм. Боезапас - более 40 единиц боеприпасов.

ПЛА проекта 945/945А/945Б
Головной подводный атомный корабль, получивший название "Карп" и номер К-239, начали строить в 1982 году, в1983 году он сошел со стапелей и в 1984 году поступил на вооружение советского флота. Списан в 1998 году.

Следующий корабль, получивший название "Краб" и номер К-276, начали строить в 1983 году, в 1984 году он сошел со стапелей и в 1987 году поступил на вооружение. В 1993 году получает номер Б-276. В 1996 году подлодку переименовали в «Кострома».
Следующими подводными кораблями из серии 945 стали модернизированные подлодки проекта 945А «Кондор». Модернизация коснулась в основном состава вооружения – на борту ПЛА устанавливают 6 ТА калибра 533 мм вместо 4-х однотипных на «Барракуде» и 2-х ТА калибра 650 мм. ПЛА получает стратегические КР «Гранат» и 8 комплектов ПЗРК «Игла». Увеличили число отсеков – их становится 7 единиц. Модернизировали реактор ОК-650Б, он стал более мощным – 48 тысяч л.с. По характеристикам скрытности данный проект 945А «Кондор» становится самым малозаметным в Советском ВМФ.

Первая подлодка проекта 945А, получившая название "Зубатка" и номер К-534, начала строится в 1986 году, в 1988 году она сходит со стапелей и в 1990 году поступает на вооружение советского флота. В 1993 году получает номер Б-534. В 1995 году ее переименовывают в «Нижний Новгород».
Следующая подлодка данного проекта, получившая название "Окунь" и номер К-336 начала строится в 1990 году, в 1992 году она сходит со стапелей и в 1993 году поступает на вооружение под номером Б-336. В 1995 году получает новое имя «Псков».
Последняя подлодка в серии 945 строилась по модернизированному проекту 945Б «Марс». Основное отличие – согласно проекту, подлодка получалась четвертого поколения. Начало строительства подлодки под рабочим номером 305 - 1990 год, в 1993 году из-за нехватки финансирования строительные работы прекращают. Немного позже подлодку разрезают прямо на стапелях. Все ПЛАРК 945/945А несут службу на Северном флоте, приписаны к базе Ара-губа.

Аварии многоцелевых ПЛА
Начало 1992 года. Неподалеку от острова Кильдин в водах Российской Федерации при проведении учений столкнулись подлодки К-276 и американская «Батон Руж», которая осуществляла наблюдение за ходом учений российских кораблей. Результат – отечественная ПЛА получила незначительные повреждения рубки, американская ПЛА получила тяжелые повреждения, но сумела самостоятельно дойти до своей базы. Ремонт лодки признается нерентабельным, и ее выводят из состава ВМС Соединенных Штатов.
1997 год. Внештатная ситуация произошла в отсеке реактора на подлодке «Нижний Новгород». Семь лет подлодка простояла на судоремонтном заводе «Нерпа», и только в 2008 году работы по восстановлению «Нижнего Новгорода» были закончены, ПЛАРК возвращается в пункт базирования.

Основные характеристики ПЛАРК 945/945А
- водоизмещение 9.1/10.4 тысяч тонн;
- длина 107/110.5 метров;
- ширина 12.2/12.2 метра;
- осадка 8.8./9.4 метра;
- скорость подводного хода 35/35 узлов;
- скорость надводного хода 19/19 узлов;
- стандартная глубина 480/520 метров;
- команда 61/65 человек.


Автор Роман Джерелейко



* getImageCA4QMB7I.jpg (199.14 Кб, 600x394 - просмотрено 3505 раз.)
« Последнее редактирование: 15 Февраль 2012, 20:31:29 от Митя » Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #16 : 09 Апрель 2012, 19:45:00 »

http://topwar.ru/13261-granitnyy-schit-morey-plark-proekta-949.html

Гранитный щит морей – ПЛАРК проекта 949

Субмарины проекта 949 создавались для гарантированного противодействия авианосным ударным группам вероятного противника. Именно совершенствование авианесущих кораблей противника стало основным толчком для разработки вооружения, способного противостоять увеличивающейся мощи морских группировок Соединенных штатов – это ракетный комплекс дальнего действия и его подводный носитель.

Начало разработок ПЛАРК третьего поколения пришлось на 1967 год. Первые результаты показали, что для вероятного 100% поражения одного авианосца в АУГ необходимо выполнить залп в 20/24 ракет. Это легло в основу техзадания на новый подводный корабль с КР в 1969 году.:
- количество ракет одного залпа подлодкой должно гарантировать уничтожение авианесущего корабля АУГ как боевой единицы;
- количество подобных подлодок должно быть аналогичным количеству ударных групп с авианесущими кораблями;
- характеристики новых подлодок должны гарантировать выполнение задач против АУГ в любом оперативном районе.

Основой нового подводного корабля послужили работы по проекту 661. В 1970 году принимается решение о начале проектирования новой подлодки с последующим производством лодок в 1971 году. Основной разработчик ЦКБ-18, руководитель работ - П.Пустынцев, руководитель создания ракетного комплекса «Гранит» для проекта 949 - В.Челомей. Только при работах над эскизным проектом конструкторы перебрали около ста вариаций компоновки подводного корабля. Для утверждения представили 2 варианта, первый из них полностью соответствует техзаданию, второй из них позволял начать немедленное строительство на существующих верфях, что привело к некоторому несоответствию полученному техзаданию. В марте 1971 года первый эскиз новой подлодки был одобрен. Через год утверждают проект ПЛАРК. Согласно утвержденным планам, должны были построить серию данных лодок в 20 единиц. Модель подлодки в масштабе 1:5, начинает проходить испытания в районах базирования Балтийского и Черноморского флотов.

Конструкция подводных кораблей проекта 949
Подлодки третьего поколения изготовили в двухкорпусной компоновке. Прочный корпус был изготовлен из стали толщиною 45-68 мм и поделен на 9 отсеков, имеющих форму цилиндра с переменным диаметром в центральной и передней части корпуса:
- отсек торпедных аппаратов;
- отсек управления с аккумуляторными батареями;
- отсек радиорубки с боевыми постами;
- отсек жилых помещений;
- отсек ЭО с дополнительными механизмами;
- отсек ГТЗА;
- отсек гребных двигателей.

Концевые переборки корпуса выполнили литого типа с радиусами – носовая 8 метров, кормовая 6.5 метров. Переборки поперечного типа усилены на 1-м, 2-м, 4-м и 5-м отсеках и выдержат 40 атмосфер, остальные рассчитаны на 10 атмосфер давления. Пусковые РК «Гранит» расположили за прочным корпусом. Конструкция ПЛАРК позволяет ей выполнять поставленные задачи во льдах Арктики. Ограждения внешних устройств длиной 29 метров, там же установлена спасательная камера, в которой разместятся в случае необходимости все члены экипажа, пара устройств ВИПС для отстреливания гидроакустических приборов противодействия и зенитные ракеты комплекса «Игла-1» в контейнерах. Для уменьшения заметности подлодки легкий корпус покрыли спецпокрытием, вдоль корпуса установлено устройство для размагничивания.

Энерго-двигательные системы проекта 949
Двигательные установки унифицированы с двигательными установками проекта 941, конструкция двигателей блочная с 2-х каскадной амортизацией:
- два ядерных реактора водо-водяного типа ОК-650Б, общей мощностью 380 мВт;
- две установки парообразования;
- две установки паротурбин «Азурит» с ГТЗА ОК-9 общей мощностью 98 тысяч л.с;
- два электрических двигателя малого хода с мощностью 450 л.с. резервного использования;
- установка 2-х вального движителя с винтами, имеющими фиксированный шаг;
- два подруливающих устройства;
- два турбинных генератора, общей мощностью 6.4 тысячи кВт;
- два дизельных генератора резервного использования ДГ-190 с мощностью 1600 кВт;
- две группы аккумуляторных батарей (всего 304 единицы).

Подводные лодки проекта 949
Первую головную ПЛАРК под названием К-525 и номером 605 заложили на Севмаше в середине 1975 года и через полтора месяца зачислили в списки Военно-Морского Флота Советского Союза. К производству лодки привлекли 129 промышленных предприятий, входящих в состав 16 министерств. На новую подлодку в общей сложности установили более 150 единиц нового оборудования и агрегатов. Завершение работ и спуск на воду состоялся в начале мая 1980 года, а через полгода подводная лодка произвела первый пуск КР «Гранит». И хотя первые два пуска окончились неудачей, неполадку быстро нашли и устранили – через неделю 2-х ракетный и обычный пуск были признаны успешными. В самом конце 1980 года новую ПЛАРК принимают в состав флота. Ходовые и боевые испытания закончились для К-525 осенью 1981 года, за это время она совершила 12 пусков из ракетного комплекса «Гранит».

Второй подводный корабль 3-го поколения проекта 949 заложили в апреле 1979 года на том же заводе Севмаша. Сошла на воду ПЛАРК К-206 в начале декабря 1982 года. Пополнила ряды ВМФ в ноябре 1983 года.

К 1997 году ПЛАРК проекта 949 в строю флота России не осталось, в 2004 году подлодки утилизируют.

Основные характеристики:
- экипаж корабля - 94 человека;
- длина - 144 метра;
- осадка - 9.2 метра;
- ширина - 18.2 метра;
- водоизмещение - 12.5/22.5 тысячи тонн;
- скорость над/под - 15/32 узла;
- глубина рабочая/максимальная - 500/600 метров;
- автономность – 4 месяца;

Вооружение ПЛАРК проекта 949:
- ударный РК 3К45 «Гранит» выполнен в 24 пусковые мокрого старта СМ-225 (12 каждый борт), ракеты – сверхзвуковые 3М45 «Гранит»
- два ТА 650 мм;
- четыре ТА 533 мм;
- боезапас торпед: 28 единиц в разной конфигурации;
- две пусковые зенитно-ракетного комплекса «Игла-1».

Оборудование:
- БИУС «Омнибус-949» МВУ-132;
-единая система времени «Камыш»;
- аппаратура комплекса космической разведки и целеуказания 17К114 «Легенда»;
- антенный пост «Селена»;
- буйковая антенна «Зубатка»;
-антенный пост авиационного целеуказания МРСЦ-2 «Успех»;
- ГАК МГК-540 «Скат-3» (30 целей на расстоянии до 220 километров);
- ГАС буксируемого типа «Пеламида» (для К-206);
- радиолокационная станция МРКП-58 «Радиан»;
- РЛС «свой-чужой» Нихром-М;
- станция МРП-10М "Залив-П" для обнаружения РЛС противника;
- два приспособления ВИПС;
- комплекс навигации «Медведица-949»;
-комплекс поддержки радиосвязи «Молния-М»;
- комплекс поддержки закрытой радиосвязи «Зона»;
-комплекс телевизионного наблюдения «МТК-110»;
- перископы командирский/универсальный – «Сигнал-3»/ «Лебедь»
- система прицеливания «ПП-191»

Модификации ПЛАРК:
- проект 949, основной базовый;
- проект 949А, улучшенный – обновленная компоновка и новый отсек корпуса;
- проект 949.1(949Б), условный проект подлодки под РК «Болид», в 1993 году планировались испытания;
- проект 949М, условный проект подлодки под РК «Метеорит-М», в 1993 году планировались испытания.

Печальные даты для проекта 949:
- 1991 год, К-525 выводят в резерв;
- 1993 год, К-206 выводят в резерв, для К-525 планируют капитальный ремонт и модернизацию;
- 1994 год, для К-206 планируют капитальный ремонт;
- 1996 год, К-206 уходит в отстой, К-525 выведена из состава ВМФ, передана ОРВИ;
- 1998 год, К-206 выведена из состава ВМФ, передана ОРВИ;
- 2004 год, начало утилизации обоих ПЛАРК;
- 2005 год, завершение утилизации подводных кораблей проекта 949.

Дополнительная информация
К-525 с 1993 года носила имя «Архангельск», К-206 с 1987 года носила имя «Минский комсомолец», с 1993 года «Мурманск». За всю боевую службу с подводных кораблей проекта 949 залп полного боекомплекта ПКР «Гранит» с 24 единицами не производили ни разу.

Источники:
http://topwar.ru/3004-istrebitel-avianoscev-raketnyj-kompleks-granit.html
http://www.atrinaflot.narod.ru, 2012 г.
http://militaryrussia.ru/blog/topic-609.html
http://worldweapon.ru/flot/949.php
http://www.russian-ships.info/podlodki/949.htm
http://www.youtube.com/watch?v=PI7T2wuGVlI&feature=player_embedded#!

Автор Роман Джерелейко



* Voronez.jpg (23.23 Кб, 600x450 - просмотрено 3741 раз.)
« Последнее редактирование: 09 Апрель 2012, 19:48:20 от Митя » Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #17 : 24 Сентябрь 2012, 19:40:36 »

http://topwar.ru/19189-atomnye-podvodnye-lodki-s-krylatymi-raketami-proekt-670-skat-charlie-i-class.html

Атомные подводные лодки с крылатыми ракетами. Проект 670 «Скат» (Charlie-I class)

В СССР в конце 1950-х гг. отечественные конструкторы развернули работы по формированию облика АПЛ второго поколения, предназначавшихся для крупносерийного производства. Данные суда были призваны решать различные боевые задачи, среди которых была и задача по борьбе с авианосцами противника, а также другими крупными судами.

После рассмотрения нескольких предложений КБ техническое задание на разработку дешёвой и относительно простой атомной подлодки проекта 670 (шифр «Скат»), которая была оптимизирована для борьбы с надводными целями, выдали в мае 1960 год горьковскому СКБ-112 (в 1974 году переименовано в ЦКБ «Лазурит»). Этот молодой коллектив конструкторов, образованный при заводе «Красное Сормово» в 1953 году, до этого занимался работами по дизель-электрическим подводным лодкам проекта 613 (в частности, СКБ-112 готовил документацию, которая передавалась Китаю), поэтому для СКБ создание первого атомохода стало серьёзным испытанием. Воробьев В.П. был назначен главным конструктором проекта, а Мастушкин Б.Р. – главным наблюдающим от военно-морского флота.

Основным отличием нового судна от ПЛАРК 1-го поколения (проекты 659 и 675) было оснащение субмарины противокорабельным ракетным комплексом «Аметист», имеющим возможность подводного старта (разработчик – ОКБ-52). 1 апреля 1959 года вышло правительственное постановление, согласно которому создавался этот комплекс.

Одной из самых сложных проблем во время разработки проекта новой атомной подлодки с крылатыми ракетами, серийное строительство которой должно было быть организовано в самом центре России – в Горьком, на удалении тысячи км от ближайшего моря, было удержание водоизмещения и габаритов корабля в пределах, которые допускают транспортировку субмарины по внутренним водным путям.

В результате конструкторы были вынуждены принимать, а также «пробивать» у заказчика некоторые нетрадиционные для отечественного флота тех. решений, которые противоречили «Правилам проектирования подлодок». В частности, решили перейти на одновальную схему и пожертвовать обеспечением надводной плавучести в случае затопления любого водонепроницаемого отсека. Все это дало возможность уложиться в рамки эскизного проекта в нормальное водоизмещение 2,4 тыс. т (впрочем, во время дальнейшего проектирования данный параметр увеличился, превысив 3 тыс. т).

По сравнению с другими субмаринами второго поколения, которые проектировались под мощный, но довольно тяжёлый и крупногабаритный гидроакустический комплекс «Рубин», на 670-м проекте было решено использовать более компактный гидроакустический комплекс «Керчь».

В ОКБ-52 в 1959 году разработали эскизный проект ракетного комплекса «Аметист». В отличие от «челомеевских» противокорабельных ракет первого поколения П-6 и -35, где использовался турбореактивный двигатель, на ракете, имеющей подводный старт, решили применить твердотопливный ракетный двигатель. Это значительно ограничило максимальную дальность ведения огня. Однако в то время другого решения просто не существовало, поскольку на технологическом уровне конца 1950-х г. не представлялось возможным разработать систему пуска воздушно-реактивного двигателя во время полета, после старта ракеты. В 1961 году начались испытания противокорабельных ракет «Аметист».

Утверждение тех. проекта новой атомной подлодки состоялось в июле 1963 года. Атомная подлодка с крылатыми ракетами 670-го проекта имела двухкорпусную архитектуру и веретенообразные обводы лёгкого корпуса. Носовая часть корпуса имела эллиптическое сечение, что обуславливалось размещением ракетного вооружения.

Использование крупногабаритных ГАС и стремление обеспечить данным системам в кормовых секторах максимально возможных углов обзора, стали причиной «притупления» носовых обводов. В связи с этим часть приборов было размещено в носовой оконечности верхней части лёгкого корпуса. Горизонтальные передние рули (впервые для отечественного подводного кораблестроения) сдвинули к средней части подлодки.


Для изготовления прочного корпуса использовалась сталь АК-29. На протяжении 21 метра в носовой оконечности прочный корпус имел форму «тройной восьмерки», которую образовывали цилиндры относительно малого диаметра. Данная форма обуславливалась необходимостью размещения ракетных контейнеров в лёгком корпусе. Корпус субмарины разделялся на семь водонепроницаемых отсеков:
Первый отсек (составлен из трёх цилиндров) – аккумуляторный, жилой и торпедный;
Второй отсек – жилой;
Третий отсек – аккумуляторный, центральный пост;
Четвертый отсек – электромеханический;
Пятый отсек – реакторный;
Шестой отсек – турбинный;
Седьмой отсек – электромеханический.

Концевая носовая переборка и шесть межотсечных переборок – плоские, рассчитанные на давление до 15 кгс/см2.

Для изготовления лёгкого корпуса, прочной рубки и балластных цистерн была использована маломагнитная сталь и АМГ. Для надстройки и ограждения выдвижных устройств рубки использовался алюминиевый сплав. Обтекатели гидроакустических антенн, проницаемые части кормовой оконечности, и кормовое оперение изготовлены с использованием титановых сплавов. Применение разнородных материалов, образующих в ряде случаев гальванические пары, потребовало специальных мер для защиты от коррозии (прокладки, цинковые протекторы и тому подобное).

Чтобы снизить гидродинамический шум при движении на больших скоростях, а также для улучшения гидродинамических характеристик впервые на отечественных подлодках применили механизмы закрытия вентиляционных и шпигатных отверстий.

Главная энергетическая установка (мощность 15 тыс. л.с.) была в значительной степени унифицирована с вдвое более мощной ГЭУ скоростной атомной подлодки 671-го проекта – однореакторная паропроизводящая установка ОК-350 включала водо-водяной реактор ВМ-4 (мощность 89,2 мВт). Турбиной ГТЗА-631 приводился во вращение пятилопастной гребной винт. Также имелись два вспомогательных водомёта с электроприводом (270 кВт), которые обеспечивали возможность движения на скорости до 5 узлов.

На лодке 670-го проекта, как и на других подлодках второго поколения, в системе генерирования и распределения электроэнергии использовался трёхфазный переменный ток частотой 50 Гц, напряжением 380 В.

Корабль оснащается двумя автономными турбогенераторами ТМВВ-2 (мощность 2000 кВт), 500-киловаттным дизельным генератором переменного тока с автоматизированной дистанционной системой управления и двумя группами аккумуляторных батарей (каждая по 112 элементов).

Для снижения акустического поля ПЛАРК применялись звукоизолирующая амортизация механизмов и их фундаментов, а также облицовка палубных настилов и переборок вибродемпфирующими покрытиями. Резиновым противогидролокационным покрытием были обшиты все наружные поверхности лёгкого корпуса, ограждение рубки и надстройка. Внешнюю поверхность прочного корпуса покрывал подобный материал. Благодаря этим мерам, а также однотурбинной и одновальной компоновке, ПЛАРК 670-го проекта имела очень низкий, для того времени, уровень акустической заметности (среди советских атомоходов второго поколения данная подлодка считалась самой малошумной). Её шумность на полном ходу в ультразвуковом диапазоне частот была менее 80, в инфразвуковом – 100, в звуковом – 110 децибел. При этом большая часть акустического диапазона и естественные шумы моря совпадали. На подлодке имелось размагничивающее устройство, призванное снизить магнитную заметность судна.

Гидравлическая система подводной лодки была разделена на три автономные подсистемы, которые служили для привода общекорабельных устройств, рулей, крышек ракетных контейнеров. Рабочая жидкость гидросистемы в процессе эксплуатации подлодок, являвшаяся из-за своей высокой пожароопасности предметом постоянной «головной боли» для экипажей, была заменена на менее горючую.

ПЛАРК 670-го проекта имела электролизную стационарную систему регенерации воздуха (это дало возможность отказаться от другого источника пожарной опасности на субмарине – регенерационных патронов). Система фреонового объёмного пожаротушения обеспечивала эффективную борьбу с пожаром.

Подлодка была оснащена инерциальным навигационным комплексом «Сигма-670», точность работы которого превосходила соответствующие характеристики навигационных комплексов лодок первого поколения в 1,5 раза. ГАК «Керчь» обеспечивалась дальность обнаружения в 25 тыс. м. На борту лодки для управления боевыми системами была размещена БИУС (боевая информационно-управляющая система) «Брест».

На корабле 670-го проекта по сравнению с судами первого поколения резко увеличили уровень автоматизации. Например, автоматизировались управление движением подлодки по курсу и глубине, стабилизация без хода и на ходу, процесс всплытия и погружения, предотвращение аварийных провалов и дифферентов, управление подготовкой к торпедной и ракетной стрельбе и тому подобное.

Несколько улучшили и обитаемость на подлодке. Весь личный состав был обеспечен индивидуальными спальными местами. У офицеров имелась кают-компания. Столовая для мичманского и матросского состава. Дизайн внутренних помещений улучшился. На субмарине применялись лампы дневного света. Перед ограждением рубки располагалась челночная всплывающая спасательная камера, предназначенная для спасения экипажа в аварийной ситуации (всплытия с глубин до 400 метров).

Ракетное вооружение ПЛАРК 670-го проекта – восемь противокорабельных ракет «Аметист» – располагалось в пусковых контейнерных установках СМ-97, размещённых вне прочного корпуса в передней части корабля побортно под углом 32,5 градуса к горизонту. Твердотопливная ракета П-70 (4К-66, натовское обозначение – SS-N-7 «Starbright») имела стартовую массу 2900 кг, максимальную дальность 80 км, скорость 1160 километров в час. Ракета выполнялась по нормальной аэродинамической схеме, имела складное крыло, раскрывающееся после старта автоматически. Полёт ракеты проходил высоте 50-60 метров, что затрудняло ее перехват средствами противовоздушной обороны кораблей противника. Радиолокационная система самонаведения противокорабельных ракет обеспечивала автоматический выбор самой крупной в ордере цели (то есть цели, которая имеет наибольшую отражающую поверхность). Типовой боекомплект подлодки состоял из двух ракет, оснащенных ядерными боеприпасами (мощность 1 кт) и шести ракет с обычными боевыми частями массой около 1000 кг. Огонь противокорабельными ракетами мог выполняться с глубины до 30 метров двумя четырёхракетными залпами при скорости под лодки до 5,5 узлов, при волнении моря менее 5 баллов. Существенным недостатком ракет П-70 «Аметист» являлся сильный дымный след, оставляемый твердотопливным ракетным двигателем, который демаскировал субмарину во время пуска противокорабельных ракет.

Торпедное вооружение подлодки проекта 670 размещалось в носовой части судна и состояло из четырех 533-миллиметровых торпедных аппаратов с боекомплектом из двенадцати торпед СЭТ-65, САЭТ-60М или53-65К, а также двух 400- миллиметровых торпедных аппаратов (четыре торпеды МГТ-2 или СЭТ-40). Вместо торпед подлодка могла нести до 26 мин. Также, в торпедный боекомплект субмарины входили ложные цели «Анабар». Для управления торпедной стрельбой служила система ПУС «Ладога-П-670».

На Западе субмаринам проекта 670 присвоили обозначение «Charlie class». Необходимо отметить, что появление в составе флота СССР новых ракетоносцев значительно усложнило жизнь авианосным соединениям ВМФ США. Обладая меньшей шумностью, по сравнению с предшественниками, они были менее уязвимы от противолодочных средств потенциального противника, а возможность подводного старта ракет делало использование их «главного калибра» более эффективным. Низкая дальность ведения огня комплексом «Аметист» требовала подхода к цели на дальность до 60–70 километров. Однако у этого были и свои плюсы: небольшое подлётное время маловысотных трансзвуковых ракет делало весьма проблематичным организацию противодействия удару из-под воды с «кинжальных» дистанций.

Модификации

Пять ПЛАРК 670-го проекта (К-212, -302, -308, -313, -320) в 1980-х годах были подвергнуты модернизации. Гидроакустический комплекс «Керчь» был заменен новым ГАК «Рубикон». Также, на всех подлодках перед ограждением выдвижных устройств рубки установили гидродинамический стабилизатор, представлявший собой плоскость имеющую отрицательный угол атаки. Стабилизатор компенсировал излишнюю плавучесть «раздутого» носа подлодки. На некоторых субмаринах данной серии прежний гребной винт был заменен новыми малошумными четырёхлопастными винтами диаметром 3,82 и 3,92 м, установленные на одном валу тандемно.




* 1348369479_670_draw3.jpg (52.74 Кб, 600x300 - просмотрено 3590 раз.)
Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #18 : 24 Сентябрь 2012, 19:41:30 »

ПРОДОЛЖЕНИЕ

http://topwar.ru/19189-atomnye-podvodnye-lodki-s-krylatymi-raketami-proekt-670-skat-charlie-i-class.html

Атомные подводные лодки с крылатыми ракетами. Проект 670 «Скат» (Charlie-I class)

В 1983 г. атомная подводная лодка с крылатыми ракетами К-43, намеченная для продажи Индии, прошла капремонт и модернизацию по проекту 06709. В результате субмарина получила гидроакустический комплекс «Рубикон». Также в ходе работ установили систему кондиционирования воздуха, оборудовали новые кубрики для личного состава и каюты для офицеров, сняли секретную аппаратуру управления и связи. После завершения проведения обучения индийских экипажей подлодка опять встала на ремонт. К лету 1987 г. она была полностью подготовлена к передаче. 5 января 1988 года К-43 (переименовали в УТС-550) во Владивостоке подняла индийский флаг и отбыла в Индию.

Позднее на базе проекта 670 разработали его усовершенствованный вариант – проект 670-М – имеющий более мощные ракеты «Малахит», дальность стрельбы которых составляла до 120 километров.

Программа строительства

В Горьком на ССЗ «Красное Сормово» в период с 1967 г. по 1973 г. было построено одиннадцать ПЛАРК 670-го проекта. После транспортировки в спец. доке по Волге, Мариинской водной системе и Беломоро-Балтийскому каналу, подлодки переводились в Северодвинск. Там производили их достройку, испытания и сдачу заказчику. Необходимо отметить, что на начальном этапе реализации программы рассматривали вариант передачи ПЛАРК проекта 670 на Чёрное море, однако его отвергли, главным образом, по геополитическим соображениям (проблема черноморских проливов). 6 ноября 1967 года был подписан приёмный акт по К-43 – головному кораблю серии. 3 июля 1968 года после испытаний на подлодке К-43, на вооружение военно-морского флота приняли ракетный комплекс «Аметист» с ракетами П-70.

В 1973-1980 годах на том же заводе построили ещё 6 субмарин модернизированного проекта 670-М.

Статус на 2007 год

К-43 – головная атомная подводная лодка с крылатыми ракетами проекта 670 –– вошла в состав Одиннадцатой дивизии Первой флотилии подлодок Северного Флота. Позднее в данное соединение включили и остальные суда проекта 670. Первоначально ПЛАРК 670-го проекта числились как КрПЛ. 25 июля 1977 года их отнесены к подклассу БПЛ, однако 15 января следующего года вновь отнесены КрПЛ. 28 апреля 1992 года (отдельные подлодки – 3 июня) – к подклассу АБПЛ.

Подлодки проекта 670 приступили в 1972 году к несению боевой службы. Субмарины данного проекта осуществляли слежение за авианосцами ВМС США, активно привлекались к различным учениям и манёврам, самые крупны – «Океан-75», «Север-77» и «Разбег-81». В 1977 г. осуществили первую групповую стрельбу противокорабельными ракетами «Аметист» в составе 2-х ПЛАРК 670-го проекта и 1-го малого ракетного корабля.

Одним из основных районов несения боевой службы кораблей проекта 670 было Средиземное море. В данном регионе в 1970-80-х гг. тесно переплелись интересы США и СССР. Основная цель советских ракетоносцев – боевые корабли Шестого американского флота. Необходимо признать, что средиземноморские условия делали подлодки проекта 670 на данном театре самым грозным оружием. Их присутствие вызывало обоснованное беспокойство у американского командования, которое не имело в своем распоряжении надёжных средств противодействия этой данной угрозе. Эффектной демонстрацией возможностей субмарин стоящих на вооружении ВМФ СССР стали ракетные стрельбы по мишени, проведённые лодкой К-313 в мае 1972 года в Средиземном море.

Постепенно география походов североморских подлодок 670-го проекта расширялась. В январе-мае 1974 года К-201 совместно с атомной подлодкой К-314 проекта 671 совершили уникальный 107-суточный переход с СФ на ТОФ через Индийский океан по южному маршруту. 10-25 марта субмарины вошли в сомалийский порт Бербера, где экипажи получили кратковременный отдых. После этого плавание продолжилось, в начале мая завершившись на Камчатке.

К-429 в апреле 1977 года совершила переход с Северного флота на Тихоокеанский флот Северным морским путем, где ПЛАРК 30 апреля 1977 года вошла в состав Десятой дивизии Второй флотилии подлодок, базирующейся на Камчатке. Подобный переход в августе-сентябре 1979 года, продолжавшийся 20 суток, совершила субмарина К-302. В дальнейшем на Тихий океан по Севморпути прибыли К-43 (1980 год), К-121 (до 1977 года), К-143 (1983 год), К-308 (1985 год), К-313 (1986 год).

К-83 (в январе 1978 года переименована в К-212) и К-325 в период с 22 августа по 6 сентября 1978 года совершили первый в мире групповой подлёдный трансарктический переход на Тихий океан. Первоначально планировали, что первая подлодка, пройдя из Баренцева в Чукотское море подо льдами, передаст сигнал о всплытии, после чего второй корабль в путь отправится. Однако предложили более надёжный и эффективный способ перехода – переход в составе тактической группы. Это уменьшало риск подлёдного плавания однореакторных лодок (в случае выхода на одной из ПЛАРК реактора из строя другая лодка смогла бы оказать помощь в поиске полыньи). Кроме того, лодки в группе имели возможность поддерживать между собой связь в телефонном режиме с помощью УЗПС, что позволяло субмаринам взаимодействовать друг с другом. Кроме того групповой переход удешевлял вопросы надводного («надлёдного») обеспечения. Командиры кораблей и командир Одиннадцатой дивизии подводных лодок за участие в операции были удостоены звания Герой Советского Союза.

Все тихоокеанские корабли 670-го проекта вошли в состав Десятой дивизии Второй флотилии подводных лодок. Основной задачей субмарин являлось слежение (при получении соответствующего приказа – уничтожение) авианосцев ВМФ США. В частности, в декабре 1980 года подлодкой К-201 было осуществлено длительное слежение за ударной авианосной группой, которую возглавлял авианосец «Coral Sea» (за это ее удостоили благодарности Главкома Военно-морского флота). Из-за нехватки на Тихоокеанском флоте противолодочных подводных лодок ПЛАРК 670-го проекта привлекали для решения задач по обнаружению американских подлодок в районе боевого патрулирования советских РПКСН.

Судьба К-429 сложилась наиболее драматично. 24 июня 1983 года в результате ошибки экипажа субмарина затонула на глубине 39 метров в бухте Саранная (около берегов Камчатки) на полигоне боевой подготовки. В результате инцидента погибло 16 человек. Подлодка 9 августа 1983 года была поднята (во время операции по подъёму случилось происшествие: «дополнительно» затопили четыре отсека, что значительно усложнило работы). Восстановительный ремонт, который обошелся казне в 300 миллионов рублей, был завершен в сентябре 1985 года, но 13 сентября, через несколько дней после окончания работ, в результате нарушений требований живучести, субмарина вновь затонул в Большом Камне у стенки СРЗ. В 1987 году так и не введённую в строй подлодку исключили из состава флота и переоборудовали в учебно-тренировочную станцию УТС-130, которая базируется на Камчатке и используется посей день.

Вслед за АПЛ К-429, оставившей в 1987 году боевой строй, в начале 1990-х списали и другие подлодки 670-го проекта.

Один из кораблей 670-го проекта – К-43 – стал первой атомной подлодкой индийского военно-морского флота. Эта страна в начале 1970-х гг. начала реализацию национальной программы создания атомных подводных лодок, однако семь лет работы и четыре млн. долларов истраченных на реализацию программы к ожидаемым результатам не привели: задача оказалась намного сложнее, чем казалось вначале. В итоге приняли решение арендовать у СССР одну из АПЛ. Выбор моряков Индии пал на «Чарли» (на Тихоокеанском театре корабли данного типа отлично себя зарекомендовали).

В 1983 году во Владивостоке в учебном центре военно-морского флота, а позднее на борту субмарины К-43, намеченной для передачи индийским ВМФ, началась подготовка двух экипажей. К этому времени подлодка уже прошла капремонт и модернизацию по проекту 06709. Лодка, после завершения обучения индийских экипажей, вновь встала на ремонт. К лету 1987 г. ее полностью подготовили к передаче. К-43 (получившая обозначение УТС-550) 5 января 1988 года подняла во Владивостоке флаг Индии и через несколько дней отбыла в Индию с советским экипажем.

Для нового, мощнейшего боевого корабля ВМФ Индии, получившего тактический № S-71 и название «Chakra», были созданы очень благоприятные условия базирования: спец. пирс, оснащенный 60-тонным краном, крытый док-эллинг, службы радиационной безопасности, мастерские. На борт лодки во время стоянки подавали воду, сжатый воздух и электроэнергию. В Индии «Chakra» эксплуатировалась три года, при этом около года она провела в автономных плаваниях. Все проводимые учебные стрельбы увенчались прямыми попаданиями в цель. 5 января 1991 году срок аренды подлодки истёк. Индия настойчиво пыталась продлить лизинг и даже купить ещё одну подобную подводную лодку. Однако на эти предложения Москва не согласилась по политическим соображениям.

Для индийских подводников «Чакра» был настоящим университетом. Многие из офицеров, служивших на ней, сегодня в военно-морских силах этой страны занимают ключевые посты (достаточно сказать, что атомная подлодка с крылатыми ракетами дала Индии 8 адмиралов). Опыт, полученный во время эксплуатации атомохода, дал возможность продолжить работы по созданию собственной индийской атомной подводной лодки «S-2».

28 апреля 1992 года «Chakra», вновь зачисленная в состав ВМФ России, прибыла своим ходом на Камчатку, где завершила свою службу. Из боевого состава флота ее исключили 3 июля 1992 года.

Основные тактико-технические характеристики ПЛАКР проекта 670 «Скат»:
Надводное водоизмещение – 3574 тонн;
Подводное водоизмещение – 4980 тонн;
Габаритные размеры:
Наибольшая длина – 95,5 м;
Наибольшая ширина – 9,9 м;
Осадка по КВЛ – 7,5 м;
Главная энергетическая установка:
- паропроизводящая установка ОК-350; ВВР ВМ-4-1 – 89,2 мВт;
- ГТЗА-631, паровая турбина, 18800 л.с. (13820 кВт);
- 2 турбогенератора ТМВВ-2 – 2х2000 кВт;
- дизель-генератор – 500 кВт;
- вспомогательный ЭД – 270 л.с.;
- вал;
- пятилопастной ВФШ или 2 по схеме «тандем»;
- 2 вспомогательных водомёта;
Надводная скорость хода – 12 узлов;
Подводная скорость хода – 26 узлов;
Рабочая глубина погружения – 250 м;
Предельная глубина погружения – 300 м;
Автономность 60 суток;
Экипаж – 86 человек (в т.ч. 23 офицера);
Ударное ракетное вооружение:
- пусковые установки СМ-97 противокорабельного ракетного комплекса П-70 «Аметист» - 8 шт.;
-противокорабельные ракеты П-70 (4К66) «Аметист» (SS-N-7 «Starbright») – 8 шт.;
Торпедное вооружение:
- 533-миллиметровые торпедные аппараты – 4 (носовые);
- 533-миллиметровые торпеды 53-65К, САЭТ-60М, СЭТ-65 – 12;
- 400-миллиметровые торпедные аппараты – 2 (носовые);
-400-миллиметровые торпеды СЭТ-40, МГТ-2 – 4;
Минное вооружение:
- может нести до 26 мин вместо части торпед;
Радиоэлектронное вооружение:
Боевая информационно-управляющая система - «Брест»
Радиолокационная система общего обнаружения – РЛК-101 «Альбатрос»/МРК-50 «Каскад»;
Гидроакустическая система:
- гидроакустический комплекс «Керчь» или МГК-400 «Рубикон» (Shark Fin);
- ЗПС;
Средства радиоэлектронной борьбы:
- МРП-21А «Залив-П»;
- «Весло-П» пеленгатор;
- ВАН-М ПМУ (Stop Light, Brick Group, Park Lamp);
- ГПД «Анабар» (взамен части торпед);
Навигационный комплекс – «Сигма-670»;
Комплекс радиосвязи:
- «Молния»;
- «Параван» буйковая антенна;
- «Искра», «Анис», «Тополь» ПМУ.



* 1348369545_670_17.jpg (164.73 Кб, 600x420 - просмотрено 4423 раз.)
Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #19 : 02 Октябрь 2012, 19:11:02 »

http://topwar.ru/19495-atomnye-podvodnye-lodki-s-krylatymi-raketami-proekt-675-echo-ii-class.html

Атомные подводные лодки с крылатыми ракетами. Проект 675 (Echo-II class)
 
В опытно-конструкторском бюро Челомея в конце 1950-х гг. на базе РК П-5, основным предназначением которого была стрельба по береговым целям, разработали ПРК П-6. Работы над противокорабельным оружием, имеющим систему конечного самонаведения, в СССР начались ещё в 1948 году, но дальность стрельбы первых противокорабельных ракет составляла несколько десятков километров. При этом основные надводные цели – американские авианосцы – имели глубину всесуточной и всепогодной противоракетной (противовоздушной) обороны около 150…200 километров. В начале 1960-х годов на вооружении американских ВМС появились новые истребители-перехватчики F-4 «Phantom», оснащенные всеракурсными ракетами AIM-7 «Sparrow» класса воздух–воздух и палубных самолетов ДРЛО Е-2А «Hawkeye». Поэтому глубина обороны увеличивалась до 250…300 километров. Это требовало принятия ответных мер – создания противокорабельных ракет, имеющих большую дальность (около нескольких сотен километров).

Под руководством Челомея В.Н. в подмосковном Реутово ещё в 1956 году начались исследовательские работы по формированию облика противокорабельной ракеты большой дальности. Максимальная дальность стрельбы крылатой ракеты, входящей в состав комплекса, должна была составлять более 300 километров, для обеспечения возможности поражения авианосных ударных соединений и групп противника без вхождения в зону их противокорабельной и противолодочной обороны. Противокорабельная ракета должна была иметь систему управления, обеспечивающую поражение надводных целей почти всех классов, осколочно-фугасную и ядерную боевые части большой мощности. Ракетная и корабельная аппаратура системы управления комплексом были разработаны НИИ-49 (в дальнейшем – научно-производственное объединение «Гранит»), возглавляемым Чариным Н.А.

Создание «противоавианосной» системы для использования на подлодках было невозможным без обеспечения надежного сбора разведданных и целеуказания в океанской зоне. Для решения этой задачи под руководством главного конструктора Кудрявцева И.В. в киевском НИИ радиоэлектроники (сегодня НПО «Квант») создали авиационную разведывательную систему «Успех», размещённую на разработанных специально для этой цели носителях Ту-95РЦ и Ту-16РЦ. На носителях была размещена авиационная РЛС обнаружения морских целей с дальнейшей передачей сигналов на корабли для обработки данных и выдачи целеуказаний ракетному комплексу. Таким образом, в Советском Союзе впервые в мире разрабатывалась РУС (разведывательно-ударная система), состоящая из средств разведки, ударного оружия и их носителей (как морских, так и воздушных).

Корабельной автоматизированной системой «Аргумент» решалась задача управления полётом нескольких крылатых ракет во время залпового старта, а также наведения ПРК на цели с помощью радиолокационного визира. При обнаружении нескольких целей существовала возможность их избирательного поражения за счет трансляции на борт подлодки радиолокационного изображения цели с борта ракеты и передачи с судна команд о выборе конкретной цели.

Существенным недостатком РК П-6 был старт ракет из надводного положения. При этом время нахождения атомных подлодок с крылатыми ракетами оснащенных комплексом П-6 в сравнении с субмаринами, имеющими на борту П-5, возросло, поскольку требовалось управление полётом до момента захвата цели ракетной головкой самонаведения. Несмотря на данный очевидный недостаток, считали, что П-6 давал ВМФ СССР ощутимые преимущества против крупных надводных кораблей потенциального противника. Кроме того, программу активно поддерживал и лично Хрущев Н.С. В результате, 17.07.1956 вышло постановление СМ СССР о начале работ по атомным ракетным подлодкам проекта 675, оснащённых ПКР П-6, и стратегическими КР П-5М, которые предназначались для уничтожения береговых целей.

Проектирование атомной подлодки началось под руководством главного конструктора Пустынцева П.П. в ЦКБ МТ «Рубин». Главным наблюдающим от военно-морского флота назначили капитана 1-го ранга Фадеева М.С., которого сменил капитан 2-го ранга Иванов В.Н. ПЛАРК предназначалась для ударов по судам и кораблям противника ракетами П-6 при действиях на морских и океанских коммуникациях, а также для уничтожения военно-морских баз, административных и промышленных центров противника с помощью крылатых ракет П-5М.

Конструктивно ПЛАРК 675-го проекта – двухкорпусная двухвальная подлодка с развитым ограждением надстройкой и боевой рубки. Прочный корпус, имеющий на большем протяжении цилиндрическую форму, выполнялся из 22-35-миллиметровой стали АК-25. Оконечностям была предана форма усечённых конусов.

Прочный корпус был разделен на 10 отсеков:
Первый – торпедный;
Второй – аккумуляторный и жилой (в нём же была размещена кают-компания);
Третий – пост управления ракетами;
Четвертый – центральный пост;
Пятый – дизель-генераторный отсек;
Шестой – реакторный;
Седьмой – турбинный;
Восьмой – турбогенераторы, распределительные щиты, электродвигатели;
Девятый – жилой;
Десятый – кормовой торпедный.


Для изготовления межотсечных переборок использовалась 10 миллиметровая сталь АК-25. При ракетном огне компенсация массы стартующих ракет производилась приемом воды в спец. цистерны замещения. Набор лёгкого корпуса и обшивка и выполнялись из стали ЮЗ, толщина которой составляла от 4 до 16 миллиметров. Поверхность корпуса была покрыта противогидроакустическим покрытием.

Энергетическая установка (суммарная мощность на двух валах 35 тыс. л.с.) состояла из двух реакторов типа ВМ-А (70 мВт каждый), двух паровых турбин и двух главных турбозубчатых агрегатов 60-Д1. Также имелись два дизель-генератора ДГ-400 (дизельные двигатели М-860) и два 900-сильных электродвигателя подкрадывания ПГ-116. Аккумуляторная батарея «38-СМ» – свинцово-кислотная, две группы по 112 элементов в каждой. В целом, энергоустановка практически идентична субмаринам 627-го, 658-го и 659-го проектов.

Антенну управления ракетным оружием системы «Аргумент» установили на поворотной мачте в передней части рубки. В нерабочем положении несущие излучатели крупногабаритной антенны заводились в ограждение рубки так, что обтекатель, размещенный с задней стороны антенны, «превращался» в переднюю стенку ограждения рубки.

Основное вооружение подлодки – 8 крылатых ракет П-6 (инд. 4К88) – размещались в контейнерах, которые поднимались на угол 14 градусов в стартовое положение. Контейнеры жёстко скреплялись попарно и в нерабочем положении располагались в надсройке лодки горизонтально. Стрельба, как и на подлодках 659-го проекта, была возможна только в надводном положении.

Габариты ракеты П-6 составляли: длина – 10800 мм, диаметр – 900 мм, размах крыла - 2500 мм и стартовую массу – 5300 кг. Ракета снабжалась стартовыми РДТТ и маршевым ТРД. Диапазон дальностей стрельбы – от 35 до 380 километров, максимальная скорость полета – М=1,3. Высота полёта ракеты – 400–7500 метров, перед атакой цели противокорабельная ракета снижалась до 100 метров.

На атомных подлодках с крылатыми ракетами 675-го проекта впервые в мире реализовали возможность залпового ракетного огня с избирательным поражением судов противника, находящихся в соединении. Атомная подлодка могла выполнить в течение 15 мин. четырёхракетный залп, два залпа – в течение 20-30 мин. с учётом времени, необходимого для всплытия, подготовки к пуску, запуска и полёта ракет до цели. Обеспечивалась возможность одновременного обстрела цели с различных носителей 12-ю ракетами П-6, что обеспечивало преодоление самой плотной противовоздушной обороны авианосных соединений, используемой в 1960-х годах. Для приёма данных о целях от авиационной системы разведки и целеуказания была предусмотрена радиолокационная система «Успех-У» (приём осуществлялся в надводном или подводном положении). Однако к моменту постройки подлодок она не успела и была смонтирована на одной подлодке после модернизации по проекту 675-МУ. Остальные ПЛАРК оснащались системой «Касатка», предназначенной для приёма целеуказаний со спутников (10 подлодок модернизированы по проекту 675-К и 675-МК).


Разведывательно-ударный комплекс использовался следующим образом: подлодка, которая находилась в заданном районе, получив боевое распоряжение на применение ракетного вооружения, поднималась на перископную глубину для установки связи с самолетом разведки и целеуказания, передающего на борт атомной подлодки с крылатыми ракетами радиолокационную информацию о целях противника. Данная информация отображалась на экране пульта оператора комплекса целеуказания подлодки. Командир судна анализировал целевую обстановку назначая цель, по которой нужно было определить координаты (дальность и пеленг). Затем эти данные вводили в корабельную систему управления ракетным комплексом, осуществляли оценку досягаемости оружия и ожидаемую вероятность обнаружения цели ракетным радиолокационным визиром. На основе этих данных принималось окончательное решение на открытие огня. Лодка ложилась на курс, выполняла предстартовую подготовку, всплывала в надводное положение и осуществляла ракетный залп (максимальное количество противокорабельных ракет в залпе – четыре). Управление полётом ракеты в залпе относительно плоскости огня осуществлялось одним оператором по отметкам пеленга на радиолокационном индикаторе. При отклонении отметки от заданного направления противокорабельная ракета возвращалась оператором в плоскость стрельбы. При достижении расчётной дальности (вырабатывалась корабельной системой управления) операторы давали команду на включение радиолокационных визиров ракет и передатчиков радиоканала для трансляции информации полученной визирами. После захвата радиолокационным визиром ПКР цели ракета, по команде оператора, переводилась в режим самонаведения (изначально ракета самонаводилась только в горизонтальной плоскости, затем осуществлялось пологое пикирование ПКР, за несколько км до цели вводился режим вертикального самонаведения).

Торпедное вооружение лодки состояло их четырех носовых 533-миллиметровых торпедных аппаратов (максимальная глубина ведения огня 100 метров) и двух кормовых 400-миллиметровых торпедных аппаратов (максимальная глубина применения – 250 метров). Боекомплект состоял из 20 торпед. В качестве системы управления торпедным оружием использовалась «Ладога».

Подлодка оснащена комплексом навигационных систем «Сила Н-675», ГАК «Арктика-М», гирокомпасом «Маяк», РЛС «Альбатрос», астронавигационной системой «Лира-11» и др. оборудованием.

На западе лодки 675-го проекта посчитали модернизированным вариантом ПЛАРК проекта 659 и присвоили обозначение «Echo-II class».

Модификации

Лодки 675-го проекта являлись одними из наиболее активно модернизировавшихся судов советского флота. В значительной степени это обуславливалось быстрым совершенствованием основного противника субмарин – авианосцев Военно-морских сил США. Так, ракета П-6 была модернизирована в П-6М (4К48).

Под руководством Цветкова А.П. в НИИ-49 с 1959 года велись работы по станции «Молния», которая обеспечивала автономное загоризонтное целеуказание с использованием явления тропосферного рассеивания сверхвысокочастотных-радиоволн. Станцию «Молния» в декабре 1969 года приняли на вооружение военно-морского флота для установки на атомные ракетные подлодки проекта 675 и на дизельные ракетные подлодки проекта 651. На некоторых кораблях ГАК «Арктика-М» заменили более совершенным гидроакустическим комплексом «Керчь».

Проектом 675-К предусматривалась установка аппаратуры «Касатка», обеспечивающей приём и обработку информации по целеуказанию от спутников. По этому проекту модернизировали одну атомную подводную лодку с крылатыми ракетами – К-48.



В 1960-70-е годы 10 подлодок 675-го проекта прошли модернизацию по проекту 675-МК (К-23, -57, -56, -94, -104, -128, -175, -184, -189) и проекту 675-МУ (К-28 со станцией «Успех-У»). Субмарины оснащались новыми ПКР П-500 «Базальт» (такие же как на ракетных крейсерах проекта 1164). На модернизированных подлодках кроме новых противокорабельных ракет разместили аппаратуру системы приёма космического целеуказания «Касатка-Б» (кроме одной проекта 675-МУ). Водоизмещение лодок при этом увеличилось на 600 тонн.

Модернизация атомных подлодок с крылатыми ракетами по проекту 675-МКВ началась в конце 1980-х гг. Подлодки были оснащены новым ракетным комплексом П-1000 «Вулкан», обладающим значительно увеличенной дальностью ведения огня, а также современным ГАК «Керчь». В ходе модернизации ПЛАРК получили переносной зенитный комплекс «Стрела-3» обеспечивающий оборону в надводном положении от воздушного противника. Водоизмещение кораблей проекта 675-МКВ увеличилось на 1000 тонн. Всего по проекту 675-МКВ было модернизировано пять кораблей – К-1, К-22, К-35, К-34 и К-10 (последнюю списали до окончания модернизации).

В 1986 году К-86 – одна из ПЛАРК проекта 675 – прошла модернизацию по проекту 675-Н и была превращена в носитель сверхмалой подлодки и боевых пловцов. С субмарины демонтировали ракетное оружие, а также приборы управления ракетным огнем, установили спецаппаратуру, оборудовали необходимые помещения для размещения пловцов и их выхода под водой, а также шлюз и крепления для СМПЛ проекта 1861 («X-Ray class»).

Программа строительства

Строительство субмарин 675-го проекта велось на СМП в Северодвинске и СЗЛК в Комсомольске-на-Амуре. К-166 - головной северодвинский корабль – в состав Северного флота был принят в 1963 году. Этому предшествовали гос. испытания, успешно завершившиеся четырёхракетным залповым огнем. Всего в 1963-1968 гг. военно-морской флот получил 29 субмарин 675-го проекта (13 корпусов было построено на СЗЛК, 16 – на СМП).

Статус на 2007 год

Подлодки проекта 675 стали поступать в состав советского военно-морского флота в 1960-х году: 16 субмарин на Северный флот (одну в 1966 году перевели на ТОФ), 13 судов на Тихий океан. Все суда этого проекта 25 июля 1977 года отнесли к подклассу БПЛ, а 15 января 1978 года их вновь вернули в подкласс КрПЛ.

Лодки 675-го проекта активно использовались на Тихоокеанском и Северном флотах. Субмарины несли боевую службу в Индийском океане и Средиземном море. В ноябре 1965 года директивой главкома Военно-морского флота командующему СФ была поставлена задача подготовить два атомохода для перехода на Тихоокеанский флот через один из южных маршрутов. Для участия в переходе было решено выделить ракетоносец К-166 и торпедную лодку проекта 627-А. Корабли начали движение 2 февраля 1966 года. Дистанция между судами, следовавшими в подводном положении, равнялась 60 милям. Иногда подводные лодки сближались для связи на ультракоротких волнах или по каналу звукоподводной связи. Преодолев почти 25 тыс. миль 20 марта 1966 года подлодки вошли на Камчатке в бухту Авача. Переход, умело поданный официальной пропагандой СССР, получил значительный политический резонанс. Всех членов экипажей наградили медалями и орденами, а пяти участникам присвоили звание Герой Советского Союза.

Для расширения зоны действия советских подлодок вели поиск новых манёвренных пунктов базирования. В 1967 году с этой целью в экваториальные воды Атлантики направили комплексную экспедицию «Прилив» под руководством адмирала Владимирского Л.А. В ней участвовала и атомная подводная лодка К-128.

В период с 01 марта по 31 декабря 1969 года, подлодка К-131 находясь в Средиземном море в зоне военных действий, осуществляла помощь египетским вооружённым силам.

Для несения боевой службы в Индийский океан в 1970 году направили первую советскую АПЛ – К-7. Эта лодка там же по уголковым отражателям осуществила ракетные стрельбы (для обеспечения целеуказания задействовали самолет Ту-95РЦ). В течение трёх месяцев 1971-го года в Индийском океане службу несла и подлодка К-31.



Лодки 675-го проекта задействовались не только в слежении за надводными кораблями, но иногда «портили кровь» американским подводным лодкам, нёсшим боевое дежурство. Так, например, в 1967 году К-135 в течение 5,5 часов непрерывно следила за атомной подводной лодкой с баллистическими ракетами «Патрик Генри».

ПЛАРК проекта 675 в 1989-92 гг. стали активно выводиться из состава флота. Первыми флот в 1985 году покинула К-116, а в 1987 году К-431 (бывшая К-31) из-за аварий в главных энергоустановках. Самыми последними в 1994 году ушли: Б-47 (К-47), Б-22 (К-22) и К-131.

Основные тактико-технические характеристики атомной подлодки с крылатыми ракетами проекта 675:
Надводное водоизмещение – 4450 тонн;
Подводное водоизмещение – 5760тонн;
Наибольшая длина – 115,4 м;
Наибольшая ширина – 9,3 м;
Осадка по КВЛ – 7,8 м;
Главная энергетическая установка:
- 2 водо-водяных реактора ВМ-А, суммарной мощностью 140 мВт;
- 2 ГТЗА-601;
- 2 ППУ ОКА-150;
- 2 паровых турбины, суммарной мощностью 35000 л.с. (29400 кВт);
- 2 турбогенератора ГПМ-21, мощность каждого 1400 кВт;
- 2 дизель-генератора ДГ-400, мощность каждого 450 кВт;
- 2 вспомогательных ЭД ПГ-116, мощность каждого 140 л.с.;
- 2 вала;
- 2 гребных винта;
Надводная скорость хода – 14...15 узлов;
Подводная скорость хода – 29 узлов;
Рабочая глубина погружения – 240 м;
Предельная глубина погружения – 300 м;
Автономность – 50 суток;
Экипаж – 137 человек (в том числе 22 офицера);
Ракетное вооружение:
- пусковые установки ПКРК П-6/П-6М – 8 Х 1;
- противокорабельная ракета 4К88/4К48 (SS-N-3B «Sepal») или крылатая ракета П-5Д (SS-N-3C «Shaddock») – 8;
Торпедное вооружение:
Торпедные аппараты калибра 533 мм – 4 (носовых);
533-миллиметровые торпеды СЭТ-53М и 53-61 – 8;
Торпедные аппараты калибра 400 мм – 2 (кормовых);
400-миллиметровые торпеды СЭТ-40 – 4;
Минное вооружение - может нести вместо части торпед мины;
Радиоэлектронное вооружение:
Боевая информационно-управляющая система – нет данных;
Радиолокационная система общего обнаружения – РЛК-101 «Альбатрос» (Snoop Tray);
Гидроакустическая система:
- МГ-200М «Арктика-М»;
Радиолокационная станция управления огнем – «Аргумент» (Front Piece/Front Door) для ПКРК П-6;
Средства радиоэлектронной борьбы:
- «Накат-М» (Quad Loop D/F) РТР
- «Ван» (Stop Light) РЭБ (Brick Pulp)
Навигационный комплекс:
-«Сила Н-675»;
- «Лира-11» астронавигационная система;
- «Маяк» гирокомпас;
Комплекс радиосвязи – набор средств;
Радиолокационная станция госопознавания – МРП.


* 1349149434_675_08.jpg (88.47 Кб, 600x208 - просмотрено 2720 раз.)

* 1349149483_675_draw2.jpg (34.24 Кб, 600x299 - просмотрено 3295 раз.)
« Последнее редактирование: 02 Октябрь 2012, 19:12:39 от Митя » Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #20 : 12 Октябрь 2012, 18:58:52 »

http://topwar.ru/19874-mnogocelevye-atomnye-podvodnye-lodki-proekta-885-yasen.html

Многоцелевые атомные подводные лодки проекта 885 «Ясень»

Головная многоцелевая атомная подводная лодка (ПЛАРК) 4-го поколения «Северодвинск» пр. 885 типа «Ясень», вооруженная крылатыми ракетами, в ноябре 2012 года приступит к программе государственных испытаний в море. По итогам данных испытаний комиссия должна будет в декабре подписать акт о приеме подводной лодки в состав ВМФ России. В настоящее время ПЛАРК «Северодвинск» проходит заводские ходовые испытания, одновременно с этим на заводе «Севмаш» прошла плановая прострелка торпедных аппаратов лодки. Для вооружения новой ПЛА уже изготовлены 3 крылатых ракеты «Калибр» в варианте с дальностью стрельбы 2 500 км. Сверхзвуковой вариант данной ракеты с обычной или ядерной боевой частью на траектории полёта к наземной или надводной цели меняет профиль полета по курсу и высоте, при этом скорость полета боевой части ракеты после ее отделения еще больше возрастает и приближается к гиперзвуковой, что делает ее очень страшным оружием.

Крылатые ракеты «Калибр» – это высокоточное оружие, которое предназначено, по большей части, для борьбы с авианосцами противника. В соответствии с подписанными ОСК и Минобороны России контрактом в рамках Госпрограммы вооружений до 2020 года российский флот должен получить 7 ПЛАРК типа «Ясень», при этом 6 из подводных лодок будут строиться по усовершенствованному проекту 885М. Головной модернизированной лодкой серии является «Казань». При этом данная лодка станет первой ПЛА 4-го поколения, которая получит совершенно новое техническое оснащение, которое не имеет аналогов в отечественном кораблестроении.

В отличие от готовящихся к приему в состав российского флота стратегических ракетоносцев 4-го поколения проекта «Борей» – РПКСН «Юрий Долгорукий» и «Александр Невский», у которых впервые примененная на них техническая начинка составляет порядка 40%, у многоцелевой ПЛА «Казань» проекта 885М все узлы, системы и механизмы будут совершенно новыми, никогда прежде не применявшимися. По словам представителей ОПК, это совершенно новое, высокотехнологичное оборудование, которое не имеет аналогов в советском и современном российском кораблестроении. По своим ТТХ ПЛА «Казань» должна быть сравнима с самой высокотехнологичной и в то же время дорогой подводной лодкой в мире – американской многоцелевой ПЛА типа «Сивульф», при этом по уровню шумности и по ряду других критериев она даже обойдет конкурента.

Общая стоимость 7 подводных лодок проекта 885 «Ясень» превышает 200 млрд. рублей. По информации источников ИТАР-ТАСС, одна ПЛА проекта 885М стоит в 1,5-2 раза дороже подводных лодок проекта 955 «Борей».

Описание подводных лодок проекта 885 «Ясень»

Работы по созданию подводных лодок, относящихся к 4-му поколению, СССР начал одновременно с США еще в 1977 году. Первоначально планировалось создание лодок нескольких типов: многоцелевой, противоавианосной, противолодочной. Но позднее решено было ограничиться только многоцелевой подводной лодкой, которая была бы способна решать максимально возможный круг задач. Проектированием субмарины занималось КБ «Малахит», которое имело богатый опыт по созданию удачных многоцелевых подводных лодок. Новая ПЛА проекта 885 получила шифр «Ясень», по кодификации НАТО – «Granay». Закладка головного корабля серии «Северодвинск» состоялась 21 декабря 1993 года на «Севмаше» в городе Северодвинск. Постройка лодки по причине очень плохого финансирования была очень медленной. 12 сентября 2011 года головная лодка К-329 «Северодвинск» впервые вышла в море для проведения ходовых испытаний.

Основные характеристики ПЛА проекта 885: наибольшая длина – 120 метров, ширина – 15 метров, осадка – 10 метров. Полное водоизмещение – 11 800 тонн. Наибольшая подводная скорость – 31 узел. Экипаж лодки – 90 человек (32 офицера). Лодка оснащена всплывающей спасательной камерой, которая способна вместить весь экипаж.

Подводные лодки проекта 885 строятся по одновальной схеме. Прочный корпус лодок – стальной. Ядерная энергетическая установка данных субмарин относится к реакторам 4-го поколения. Мощность реактора составляет 200 МВт. Реактор построен по интегральной компоновочной схеме. Преимуществом такого решения является локализация теплоносителя первого контура в отдельном корпусе моноблока, а также отсутствие трубопроводов и патрубков большого диаметра. Данная схема предполагает применение оборудования, которое обладает очень высокой надежностью. По мнению некоторых специалистов, новые реакторы способны служить достаточно долгое время без перезарядки. Срок службы новых реакторов оценивается в 25-30 лет, то есть сопоставим со сроком жизни самой подводной лодки.

ПЛАРК типа «Ясень» обладают полуторакорпусной конструкцией с легким корпусом только в носовой части лодки, а также с надстройкой в районе ракетных шахт. Прочный стальной корпус субмарины разделен на 9 отсеков. В первом отсеке расположен центральный пост с выходом в прочную рубку – всплывающую спасательную камеру, аппаратное оборудование гидроакустического комплекса и боевые посты. Вокруг первого отсека лодки и в нос от него расположена носовая группа цистерн главного балласта (ЦГБ, всего 5 цистерн). Во втором отсеке расположены казенные части торпедных аппаратов, а также стеллажи с боеприпасами. Здесь же находятся приводы выдвижных устройств и частично другое вспомогательное оборудование лодки. В третьем отсеке лодки на 4-х палубах расположено общекорабельное и различное приборное оборудование, такое как дизель-генераторы, насосы и преобразователи, холодильные машины. Четвертый отсек выделен под жилые и медицинские помещения, а также некоторые вспомогательные системы. Отсеки со 2-го по 4-й включительно составляют около 40% от всей длины прочного корпуса субмарины и не имеют легкого корпуса, а лишь легкую надстройку. За этими отсеками прочный корпус получает существенное сужение и двухкорпусное исполнение. Пятый отсек ПЛА – ракетный. В районе этого отсека находится цистерна быстрого погружения и средняя группа ЦГБ (4 цистерны). Шестой отсек лодки – реакторный, вокруг него находится специальная уравнительная цистерна, которая необходима для удержания лодки по глубине во время проведения ракетных стрельб. В седьмом (турбинном) отсеке расположено оборудование паротурбинной установки, автономные турбогенераторы, а также другое энергоооборудование. Вокруг этого отсека расположена кормовая группа ЦГБ (всего 5 цистерн). Восьмой отсек субмарины используется для размещения механического, общекорабельного оборудования, также в нем расположен кормовой люк, за которым находится румпельное отделение с гидравлическими приводами кормового оперения лодки.

Вся носовая часть ПЛА типа «Ясень» выделена под размещение крупногабаритной сферической антенны гидроакустического комплекса. За обтекателем данной антенны выше конструкционной ватерлинии находятся носовые горизонтальные рули лодки. Хвостовое оперение субмарины выполнено по классической крестообразной схеме. Подлодка получила достаточно длинное ограждение выдвижных устройств «лимузинной» формы с интегрированной всплывающей спасательной камерой.

Прочный корпус подлодки выполнен из маломагнитной стали (толщиной до 48 мм). Сборка корпуса лодки осуществляется блочным методом с применением металлических тросовых демпферов, которые используются взамен традиционных резинокордовых пневматических. Оборудование корабля монтируется зональными блоками на специальных массивных рамах. Новый вариант компоновки блоков энергетической установки, а также систем охлаждения, электроснабжения, вспомогательного оборудования позволил уменьшить уровень шумности лодки на 10-15 Дб.

В конструкции лодки применяются вибропоглощающие слоистые балки, элементы воздуховодов и трубопроводов, пиллерсы, которые сокращают шумы на 10-30 Дб. Все оборудование крепится на вибропоглощающих сотовых каркасах, выполненных из композитных материалов. При этом каждый конструкционный блок дополнительно покрыт звукоизолирующими панелями. Сам корпус ПЛА покрыт резиновым противогидроакустическим покрытием, которое снижает шумность лодки, а также уменьшает отражение сигналов гидролокаторов. Также на «Ясене» используется система активного гашения шумов в пределе дискретных составляющих частотой 50-500 Гц. Для снижения шумности лодки на малых скоростях движения применяется лишь гребной электродвигатель, в то же время главный турбозубчатый агрегат подключается через муфту лишь на высокоскоростных режимах работы.

Подводная лодка проекта 885 построена по одновальной схеме и оснащена 7-лопастным малошумным винтом, имеющим саблевидные лопасти (с композитным демпфированием). Винт обладает фиксированным шагом. Также лодка имеет 4 откидывающихся подруливающих устройства и носовые горизонтальные рули с закрылками, вероятнее всего, выдвижные.

Основным вооружением ПЛА являются крылатые ракеты вертикального пуска. На подводной ложке расположено 8 пусковых установок СМ-346 (по 4 на борт) для 24 ПКР П-800 «Оникс». Также возможно применение ракет 3М14 «Калибр» и 3М54 «Бирюза». Для сопряжения на борту подводной лодки различных ракетных комплексов была создана универсальная корабельная система управления стрельбой 3Р-14П, которая обеспечивает боеготовность ракетного комплекса лодки к пуску из холодного состояния аппаратуры в течение 4 минут. Наряду с этим был унифицирован и наземный комплекс оборудования, который предназначен для регламентного обслуживания ракет.

Помимо крылатых ракет на вооружении лодки находятся различные торпеды. «Ясень» имеет 10 торпедных аппаратов (по 5 на борт) калибра 533 мм. Боезапас торпед – 30 штук: УСЭТ-80, «Физик-1» (УГСТ) и др., а также КРБД РК-55 «Гранат» или «Бирюза» или ПЛРК «Водопад», а также мины. Торпедные аппараты лодки находятся в центральной части корпуса за центральным постом. На подлодке возможна установка 533-мм одноразовых неперезаряжаемых ПУ средств гидроакустического противодействия типа РЭПС-324 «Шлагбаум» для применения самоходных приборов гидроакустического противодействия (имитаторов подводных лодок) МГ-114 «Берилл» и МГ-104 «Бросок».

ПЛА проекта 885 оснащаются боевой информационно-управляющей системой «Округ», которая объединяет в режиме реального времени контроль информации о состоянии корабля, всех боевых систем, информации от средств наблюдения и целеуказания. Работа БИУС обеспечивается при помощи нескольких БЦВМ. «Округ» можете передавать и получать информацию с других кораблей при помощи защищенной звукоподводной системы передачи данных.


Автор Юферев Сергей



* 1349964544_yasen.jpg (87.32 Кб, 600x349 - просмотрено 2811 раз.)
Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #21 : 14 Октябрь 2012, 16:07:05 »

http://topwar.ru/19890-atomnye-podvodnye-lodki-s-ballisticheskimi-raketami-tipa-k-19-proekt-658-hotel-i-class.html

Атомные подводные лодки с баллистическими ракетами типа К-19. Проект 658 (Hotel-I class)

Опыт, который был накоплен во время проектирования и постройки первых советских атомных торпедных подлодок и дизель-электрических ракетоносцев пр. В-611 и 629, дал возможность приступить в середине 1950-х гг. к созданию первого отечественного подводного атомохода, имеющего на вооружении баллистические ракеты. Корабль был предназначен для нанесения ядерных ракетных ударов по портам, военно-морским базам, административным и промышленным центрам, расположенным не только на побережье, но и в глубине территории.

Чтобы сократить срок реализации программы, а также снизить технический риск при создании принципиально нового класса боевых судов, было принято решение разработать первую советскую атомную подлодку с баллистическими ракете на основе конструкционных решений, которые были реализованы на торпедной атомной подлодке проекта 627. Фактически, ракетоносец, который получил номер проекта 658, являлся лодкой «Ленинский комсомол» с дополнительным ракетным отсеком, врезанным в корпус.

Партийно-правительственное постановление о создании ракетной атомной подлодки проекта 658 вышло 26.08.1956. Проектирование корабля поручили ЦКБ-18 (сегодня – Центральное конструкторское бюро морской техники «Рубин»). К разработке конструкторской документации приступили в сентябре 1956 года. Руководил работами главный конструктор Ковалев С.Н. С самого начала работ над проектом зам. главного конструктора был Спасский И.Д., а главным наблюдающим от военно-морского флота – капитан второго ранга Мартыненко К.И. Техническое проектирование завершили в первом квартале 1957 года (эскизный проект подлодки не разрабатывался в связи с предельно сжатыми сроками, диктуемыми реалиями «гонки вооружений»).

Корабль, согласно первоначальным планам, предполагалось оснастить оружием, разработка которого уже подходила к концу – ракетным комплексом Д-2 и жидкостными ракетами Р-13, которые имели надводный старт (испытания данного комплекса, который первоначально разрабатывался для вооружения дизель-электрических подлодок проекта 629 были начаты в декабре 1958 года). Однако в 1958 г. решили приступить к разработке проекта, который предусматривал переоснащение подлодки более перспективными ракетами, имеющими подводный старт. Предполагалось, что новый комплекс установят на атомоходы в процессе модернизации и капитального ремонта.

Начало работ над первой советской ПЛАРБ совпало с аналогичными работами в Соединенных Штатах, где в 1956 г. начали реализовывать программу «Поларис». Но если в СССР подводную лодку проекта 658 рассматривали как некий синтез уже имеющихся технологий, то американским флотом создавалась принципиально новая система оружия, в основу которой заложили не имеющую аналогов малогабаритную твердотопливную баллистическую ракету с подводным стартом. Американская ракета по сравнению с советским аналогом обладала значительно большими возможностями. При этом первый носитель «Поларисов» – атомная подлодка с БР «Джордж Вашингтон», как и суда проекта 658, разрабатывалась на основе существующего проекта – торпедной АПЛ типа «Скипджек». Более того, во время постройки первой серии ПЛАРБ для ВМС США использовались уже готовые корпусные конструкции атомных подводных лодок, в результате чего головной подводный ракетоносец передали флоту 30.12.1959, на год раньше советского атомохода. Малые габариты «Поларисов», компактное и простое пусковое устройство позволили установить на «Джордже Вашингтоне» шестнадцать ракет (по восемь шахт в два ряда).

Ограниченная ширина корпуса ПЛАРБ 658-го проекта, перенятого от проекта 627, а также солидные размеры советских баллистических ракет, сложные и громоздкие стартовые устройства (обусловлено тем, что их разрабатывали по нормам проектирования артустановок для тяжёлых надводных судов), допускали установку ракетных шахт на подлодке только в один ряд. Три ракеты разместили в ограждении рубки, что привело к необычайно крупным, весьма далеким от оптимальных габаритам (с точки зрения гидродинамики).

По сравнению с торпедной подлодкой 627-го проекта, в конструкцию ракетной атомной подлодки было внесено несколько существенных изменений. Например, для управления на большой скорости применялись малые кормовые горизонтальные рули. Субмарина получила более живучую и малошумную электрогидравлическую систему для управления рулями. Было предусмотрено продувание главного балласта при помощи воздуха низкого давления. В реакторном отсеке внедрили автономную систему пожаротушения. Из-за требований обеспечения в надводном положении высокой мореходности, при предстартовой подготовке и пуске ракет, отказались от «торпедообразной» формы носовой оконечности субмарины и вернулись к традиционным штевневым обводам.

Первый ракетный атомоход советского производства, по сравнению с аналогичным американским судном, обладал более высокими скоростями надводного и подводного хода, лучшей боевой живучестью, увеличенной глубиной погружения, уступая ей по уровню скрытности и характеристикам информационных средств. Проект 658 весьма существенно проигрывал по отношению тоннажа корабля к массе ракетного вооружения. Если на американском «Джордже Вашингтоне» на каждую тонну «Поларис» А-1 приходилось чуть больше 30 тонн водоизмещения, то на лодке советского производств эта величина увеличивалась практически до 130 тонн.

ПЛАРБ 658-го проекта относилась, как и другие отечественные атомные подлодки, к двухкорпусному типу. Прочный корпус субмарины был разделен на десять отсеков. Наружный корпус выполнялся по продольной системе. Таким образом, обеспечивалась значительная экономия металла и другие технологические преимущества перед применявшейся ранее на советских подлодках поперечной системой набора.

Уже во время серийной постройки часть субмарин оснастили шумопоглощающим покрытием наружной обшивки. Покрытие выполнялась из специальной резины, и затрудняло слежение за кораблем гидроакустическими системами противника, работающими в активном режиме (необходимо отметить, что подобные покрытия внедрили на ВМФ СССР впервые в мире). Однако, покрытие первого поколения были не очень прочным, и к 1970-м годам почти все суда 658-го проекта плавали «ободранными».

Субмарина имела главную энергоустановку мощностью 35 тыс. л. с., включающую 2 водо-водяных реактора ВМ-А мощностью 70 мВт (размещались последовательно в средней части в диаметральной плоскости судна друг за другом) с парогенераторами и 2 турбозубчатых агрегата 60-Д. Кроме того ПЛАРБ имела 2 электродвигателя «подкрадывания» ПГ-116 (мощность каждого 450 л. с.) и 2 дизель-генератора ДГ-400 с дизельными двигателями М-820. Субмарина оснащалась электрической системой постоянного тока (380 В, 400 Гц).

На корабле был установлен всеширотный навигационный комплекс «Сигма» имеющий астрокорректор. В состав гидроакустического вооружения входила гидроакустическая станция «Арктика» («Арктика-М») – первая отечественная гидроакустическая система с рефлекторной совмещённой антенной, которая обеспечивала работу в режиме измерения дистанции и шумопеленгования. В режиме шумопеленгования станция имела дальность 1…18 км, эхопеленгования – 8 км.

Торпедное вооружение атомной подлодки с баллистическими ракетами состояло из 4-х носовых 533-миллиметровых торпедных аппаратов (в боекомплект входило 16 торпед 53-61, 53-65К и СЭТ-65) и 2-х 400-миллиметровых кормовых малогабаритных торпедных аппаратов (6 торпед). Торпедные аппараты калибра 400 мм, предназначенные для ведения огня противолодочными торпедами, служили для самообороны и обеспечивали стрельбу на глубине до 250 метров. 533-миллиметровые могли использоваться на глубине 100 м. Система управления огнем – «Ленинград-658».

Подлодка для отрыва от противника могла применять МГ-14 (приборы гидроакустического противодействия), которые выстреливались из торпедных аппаратов. На смену им в 1967 году пришёл МГ-24 – самоходный прибор акустических помех массой 7 килограмм, используемый на глубине 30-40 метров в течение 30 минут. МГ-24 выстреливался через специальное устройство ВИПС. На вооружение подлодок в том же году поступил дрейфующий комбинированный малогабаритный прибор МГ-34, использующийся на глубинах 30-200 метров. Он также выстреливаемый через ВИПС.

Подлодки 658-го проекта были оснащены ракетным комплексом Д-2 имеющим три баллистические ракеты Р-13 (инд. 4К50, обозначение на западе SS-N-4 «Sark»). Старт осуществлялся из надводного положения. Р-13 были первыми в мире специализированными баллистическими ракетами, предназначенными для вооружения подлодок. Одноступенчатая ракета, стартовая масса которой составляла 13,7 тонн, несла отделяемую головную часть, снаряжённую термоядерным зарядом большой мощности. Дальность пуска – 650 километров, круговое вероятное отклонение – 4 километра, что обеспечивало поражение только площадных целей (главным образом – военно-морских баз и крупных городов, находящихся на побережье). Для работы ракетного двигателя использовалось горючее ТГ-02 и окислитель АК-27И. Поскольку использованная, самовоспламеняющаяся при соединении, пара компонентов топлива являлась источником повышенной пожароопасности, было принято решение хранить в шахте ракету, которая заправлена только окислителем. Горючее находилось в специальных ёмкостях (для каждой из трёх ракет отдельная) вне прочного корпуса подлодки и на ракету подавалось во время предстартовой подготовки. Для управления стрельбой баллистическими ракетами использовалась система «Доломит-1».

На первых отечественных ракетных атомоходах условия обитаемости, в целом, от условий на больших дизель-электрических подлодках послевоенной постройки отличались незначительно. Впрочем, у каждого члена экипажа ПЛАРБ 658-го проекта имелось собственное спальное место (этого и сейчас нет у американских подводников, служащих на атомных подводных лодках третьего поколения типа «Лос-Анджелес»). Богатое содержание провизионных камер отечественных АПЛ в 1960-70-х гг. во многом компенсировало бытовые неудобства.

В 1960 году в ходе испытаний К-19 - головной атомной подлодки с баллистическими ракетами – при 80 процентах мощности реактора развили подводную скорость 23,8 узла, что, в пересчёте на 100-% мощность, обеспечивало скорость в 25,9 узлов. В октябре 1960 года были выполнены первые успешные ракетные запуски.

Характеристики ракетного комплекса существенно ограничивали боевые возможности лодок 658-го проекта. От всплытия подлодки до пуска 3-й ракеты проходило около 12 минут, что делало судно, находящееся в непосредственной близости от побережья потенциального противника (обуславливалось малой дальностью полета баллистических ракет), отличной целью для американских противолодочных самолётов.

Появление в составе ВМФ СССР первых атомных ракетоносцев для военно-морской разведки США, разумеется, не осталось незамеченным. Вскоре новым судам было присвоено натовское обозначение «Hotel class».



* 1350012439_obschiy-vid.jpg (10.97 Кб, 600x226 - просмотрено 2381 раз.)
Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #22 : 14 Октябрь 2012, 16:09:35 »

http://topwar.ru/19890-atomnye-podvodnye-lodki-s-ballisticheskimi-raketami-tipa-k-19-proekt-658-hotel-i-class.html

Атомные подводные лодки с баллистическими ракетами типа К-19. Проект 658 (Hotel-I class)

Модификации

В 1958 г. была начата разработка нового РК Д-4 и ракет Р-21, которые могли стартовать с подлодки находящейся под водой и имели увеличенную дальность полета. Новая ракета в феврале 1962 года была продемонстрирована Хрущеву, а в следующем году ее приняли на вооружение. Это дало возможность начать перевооружение ПЛАРБ 658-го проекта комплексом Д-4. Модернизированным лодкам присвоили номер проекта 658-М.

Для размещения Р-21 использовали те же пусковые установки, что и для ракет Р-13, поскольку у них изначально был больший внутренний диаметр. Для старта Р-21 шахты заполнялись водой. Стартовая масса одноступенчатой баллистической ракеты составляла 19,65 тонн. Она могла доставлять на дальность 1420 километров 0,8-мегатонный боевой блок, КВО при этом составляло 1,3 километра. Поскольку на лодке устанавливался комплекс Д-4, необходимо было обеспечить удержание судна на заданной глубине при пуске ракеты из подводного положения (суммарное воздействие импульсов сил, которые возникали при ракетном старте, являлось причиной того, что лодка поднималась с текущей глубины почти на 16 метров, что затрудняло запуск следующей ракеты в залпе). Поэтому для ПЛАРБ проекта 658-М разработали так называемую систему удержания, обеспечивающую автоматическое сохранение заданной глубины.

Во время модернизации в конструкцию субмарины внесли и другие усовершенствования. Например, изменили корабельную КСППО (система предстартовой подготовки и обслуживания). Для предстартового заполнения кольцевого зазора (пространства между корпусом ракеты и стенкой шахты) водой были установлены спец. цистерны, оснащенные системой перекачки.

В 1965-1970 годах модернизацию и переоборудование по пр. 658-М выполнили в ходе капремонта семи подлодок (кроме К-145). При этом на Западе данным субмаринам присвоили обозначение «Hotel-II class».

Также велась проработка проекта А-658. В его рамках предусматривалось перевооружение подлодок 658-го проекта ракетным комплексом Д-5. Программу закрыли на стадии аванпроекта.

ПЛАРБ К-145 в 1969-1970 годах модернизировали по 701-му проекту для заключительного этапа лётных испытаний баллистических ракет для подводных лодок Р-29. В центральную часть подлодки вставили дополнительную 15 метровую секцию корпуса, где разместили 6 шахт комплекса Д-9. Ограждение рубки также было удлинено.

В 1977 году при вступлении в силу американо-советского договора ОСВ-1 об ограничении ядерных вооружений, было решено снять стратегическое оружие с АПЛ проекта 658-М. На шести подлодках ракетные отсеки вырезали вместе с шахтами, а лодки переоборудовали по проекту 658-Т и переклассифицировали в торпедные (на западе «Modified Hotel-II class»).

АПЛ К-19 в 1976-79 годах была переоборудована в опытовый корабль проекта 658-С. его использовали для испытаний разных новых устройств и систем, в том числе предсерийных и опытных. Она была первой из подлодок проекта 658-М, с которой сняли ракетный комплекс. После этого субмарину перевели в класс подлодок спецназначения. Проект переоборудования субмарины разработали в ЦКБ-18. Эту лодку в 1979 г. решили использовать для испытаний систем радиосвязи подлодок. Первым образцом, который прошел гос. испытания, было буксируемое выпускное антенное устройство «Залом».

В 1980-х годах АПЛ К-55 и К-178 были вновь переоборудованы из торпедных по пр. 658-У (на западе было присвоено обозначение «Hotel-II SSQN class»). Она были трансформированы в корабли связи. Торпедное вооружение при этом было сохранено, однако боекомплект уменьшили в связи с размещением дополнительной аппараттуры.

Программа строительства

Строительство первых советских ракетных атомоходов было начато на заводе №402 в Северодвинске. При серийной постройке судов впервые (применительно к атомным подлодкам) в нашей стране начал использоваться блочный метод постройки и другие технологические новшества. Первую подводную лодку 658-го проекта – К-19 – заложили 17.10.1958, на воду она была спущена 08.04.1959, а в строй вступила 12.11.1960. 06.07. 1961 Северный флот пополнился атомной подлодкой с баллистическими ракетами К-33, 12.08.1962 – К-55, 28.12.1962 – К-40, 15.05.1963 – К-16, 19.12.1963 – К-145,12.02.1964 – К-149 и 30.06.1964 – К-176. Таким образом, за шесть лет успешно реализовали широкомасштабную, уникальную для советского оборонного комплекса программу строительства серии из 8 атомных ракетоносцев, которые несли, в общей сложности, 24 БР с термоядерными боевыми частями большой мощности.

Статус на 2007 год

Две первые подлодки 658-го проекта, вступившие в состав СФ в 1960-1961 годах, были направлены в базу Западная Лица. Там они вместе с торпедными атомными подлодками проекта 627-А образовали бригаду. На основе данной бригады в январе 1962 года развернули 1-ю флотилию подводных лодок, состоящую из 2-х дивизий – Третьей (проект 627-А) и Тридцать первой (проект 658). Дивизию атомных ракетоносцев в 1964 г. перевели в Гаджиево (база Ягельная, губа Сайда) в состав Двенадцатой эскадры. Впоследствии эскадру преобразовали в 3-ю флотилию АПЛ.

Лодки К-55 и К-178 в 1963 и 1968 годах перевели на Тихоокеанский флот, где они состояли в сорок пятой дивизии атомных подлодок, базирующейся на Камчатке (субмарины к 1970 г. были модернизированы по проекту 658-М).

К-19 – первый советский ракетный атомоход – начал свою службу в конце 1960 г. 04.07.1961, во время учений «Полярный круг», когда подводный крейсер (командир капитан второго ранга Затеев Н.В.) следовал в заданный район Северной Атлантики, где ему нужно было произвести ракетный пуск, всплыв из-подо льдов Арктики, из строя вышел реактор левого борта – вспомогательный и главный циркуляционные насосы заклинились. В течение всего двух часов экипаж смог смонтировать нештатную систему для аварийного охлаждения реактора, ликвидировав, таким образом, угрозу его взрыва. Но во время борьбы за жизнь атомной подлодки тяжелые дозы облучения получили и погибли 14 человек. Подошедшим дизель-электрическим подлодкам и надводным судам удалось эвакуировать членов экипажа и отбуксировать субмарину в Западную Лицу. Во время ремонта, который проводился с 1962 по 1964 г., у судна заменили оба атомных реактора. Старые реакторы вместе с ядерным топливом затопили в бухте Абросимова. Сегодня такие действия выглядят кощунственной, но в 1960-е гг., в разгар американо-советского ядерного противостояния, обе противоборствующие стороны особого значения подобным вещам не придавали и исходили, главным образом, из соображений тех. целесообразности.

Трагедия, произошедшая на К-19, стала хорошим уроком для разработчиков ядерных энергоустановок: на всех проектируемых и действующих реакторах, аналогичных установленным на ПЛАБР К-19, были установлены штатные системы водяной аварийной проливки.

ПЛАРБ К-19 после аварии 1961 года получила среди моряков прозвище «Хиросима» и заслужила репутацию «несчастливого» корабля. Необходимо отметить, что К-19 весьма активно оправдывала свою репутацию. 15 ноября 1969 года К-19 столкнулась в Баренцевом море с американской атомной подлодкой SSN-615 «Gato» (типа «Трешер»), которая пыталась вести скрытное слежение за атомоходом ВМФ СССР. Оба корабля были повреждены. На борту «Хиросимы» северо-восточнее Ньюфаундленда 24 февраля 1972 года вспыхнул пожар, повлекший за собой смерть 28 членов экипажа (выгорели 5, 8 и 9 отсеки). Очередной ремонт «невезучей» субмарины было решено превратить в эксперимент по определению мобилизационных возможностей судоремонтной промышленности: северодвинский судоремонтный завод «Звёздочка» смог завершить работы меньше чем за пять месяцев. Отремонтированная подлодка К-19 принималась прежним экипажем, недавно пережившим катастрофу. Для перехода в Гаджиево его «разбавили» моряками с других однотипных судов.

Возвращение подлодки К-19 в Гаджиево опять ознаменовалось чрезвычайным происшествием: во время входа в губу Сайда на борту судна опять вспыхнул сильный пожар – от дизельного двигателя вспыхнули сверхнормативные запасы краски и ГСМ, вывезенные с СРЗ и припрятанные в ограждении рубки. Экипаж ликвидировал пожар, жертв не было. Моряки на гаджиевских пирсах, наблюдая дымящуюся подлодку, окруженную буксирами и пожарными судами, понимающе переглядывались: «Хиросима» вернулась...» К-19 и в дальнейшем сталкивалась с неприятностями.

Служба других подлодок 658-го проекта проходила более благополучно. К-115 в 1963 г. выполнила переход на Тихий океан с Северного флота, пройдя подо льдами за шесть суток 1,6 тыс. миль. В 1968 г. подлёдный переход на Тихоокеанский флот совершила подводная лодка К-55. Особенностью данного перехода стало наличие штатного ядерного оружия на борту лодки.

Создание первых атомных подводных ракетоносцев и введение в состав флота дизель-электрических ракетных подлодок проекта 629, позволило за короткий промежуток времени заложить основы для подводной составляющей стратегической ядерной триады СССР. Кроме того, был создан некий противовес американским атомным подлодкам с баллистическими ракетами. Еще одним «положительным» фактором стало то, что потенциальный противник был вынужден начать реализацию комплексной дорогостоящей программы совершенствования собственных противолодочных сил.

Несмотря на устаревшее оборудование, высокую шумность, относительно низкие условия обитаемости, а также некоторые другие недостатки, подлодки пр. 658-М в 1970-х гг. оставаться боеспособными боевыми единицами флота, решающими задачи, поставленные перед ними. Эти корабли, патрулируя в непосредственной близости от американского побережья (иногда экипаж мог наблюдать в перископ берега Новой Англии), обеспечивали крайне малое подлётное время размещённым на них ракетам. Это затрудняло потенциальному противнику организовывать меры противодействия ракетному удару (но с другой стороны это делало возвращение атомоходов к родным берегам после выполнения поставленной задачи весьма проблематичным делом).

Служба пяти атомных подлодок с БР проекта 658-М (позже – проекта 658-Т) в составе СФ продолжалась до 1988-1991 гг. ПЛАБР К-16, -33, -40 и -149 были списаны в 1988-1990 годах. Они находились в отстое в Оленьей губе и Гремихе. Головная подлодка серии – К-19 – военно-морской флаг спустила последней, в 1991 г. Атомоходы до конца 1990-х гг. находились в отстое Полярный (в акватории СРЗ-10).

Основные тактико-технические характеристики атомных подлодок с баллистическими ракетами типа К-19 пр. 658:
Надводное водоизмещение – 4030 тонн;
Подводное водоизмещение – 5300 тонн;
Наибольшая длина – 114 м;
Наибольшая ширина – 9,2 м;
Осадка по КВЛ – 7,5 м;
Главная энергоустановка:
- 2 водо-водяных реактора типа ВМ-А, суммарной мощностью - 70 мВт;
- 2 ГТЗА-601;
- 2 ППУ ОК-150;
- 2 паровых турбины, суммарной мощностью 35000 л.с. (25700 кВт);
- 2 турбогенератора ГПМ-21, мощность каждого 1400 кВт;
- 2 дизель-генератора ПГ-117, мощность каждого 460 кВт;
- 2 электродвигателя экономного хода ПГ-116, мощность каждого 450 л.с.;
- 2 вала;
- 2 пятилопастных гребных винта;
Надводная скорость хода – 15 узлов;
Подводная скорость хода – 26 узлов;
Рабочая глубина погружения – 240 м;
Предельная глубина погружения – 300 м;
Автономность – 50 суток;
Экипаж – 104 человек (в т.ч. офицеров - 31)
Стратегическое ракетное вооружение:
Пусковые установки БРПЛ Р-13 (SS-N-4 «Sark») комплекса Д-2 или пусковые установки СМ-87-1 БРПЛ Р-21 (SS-N-5) комплекса Д-4 (после модернизации по проекту 658-М) – 3
Торпедное вооружение:
- 533-миллиметровые торпедные аппараты – 4 (носовых);
- 533-миллиметровые 53-61, 53-65К, СЭТ-65 – 16;
- 400-миллиметровые торпедные аппараты – 2 (кормовых);
- 400-миллиметровые торпеды – 6;
Минное вооружение:
- может нести вместо части торпед;
Радиоэлектронное вооружение:
- радиолокационная станция общего обнаружения – РЛК-101 «Альбатрос» (Snoop Tray);
Гидроакустическая система:
- «Арктика-М»;
- «Плутоний» миноискания;
- МГ-10 ШПС;
- «Яхта» звукоподводной связи;
Средства радиоэлектронной борьбы:
- «Накат» (Quad Loop D/F) РТР;
- «Ван» (Stop Light);
Средства ГПД:
- ГПД МГ-14, МГ-24, МГ-34;
Навигационный комплекс:
- «Сигма-658»;
- радиосекстант (Code Eye);
- ИНС;
- АРП-53 радиопеленгатор;
Комплекс радиосвязи:
- УКВ и КВ-радиостанции («Тантал», «Искра-1», «Графит-1» , «Оникс-П»);
- ДВ-радиоприёмник «Глубина»;
Радиолокационная станция госопознавания – «Нихром-М».


* 1350012512_img105.jpg (140.73 Кб, 600x375 - просмотрено 2883 раз.)
« Последнее редактирование: 14 Октябрь 2012, 16:12:31 от Митя » Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #23 : 10 Январь 2013, 19:13:22 »

http://topwar.ru/22846-proekty-podvodnyh-lodok-957-i-957t-kedr.html

Проекты подводных лодок 957 и 957Т "Кедр"

Поисковые исследования, направленные на формирование облика будущего 4-го поколения, начались в СССР еще в середине 70-х гг. Вскоре флотом и соответствующими НИИ были сформированы оперативно-тактические требования к подлодкам нового поколения. Работы над первой АПЛ, принадлежащей к этому поколению, начались 26 марта 1980 года (Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР №252-73) в ЦКБ «Лазурит» под руководством Главного Конструктора Л.Л.Краснопольского. Речь идет о большой атомной ракетно-торпедной подводной лодке проекта 957, получившей впоследствии шифр «Кедр».

К 1989 году технической проект был выполнен и 28 февраля 1989 г. было принято совместное решение Министерства Судостроительной промышленности и ВМФ о строительстве головной лодки этого проекта на заводе «Красное Сормово» в Нижнем Новгороде со сроком сдачи флоту в 3-м квартале 1996 года. До 2000-го года планировалась постройка трех единиц с дальнейшим увеличением серии до более 20 лодок. Однако уже 27 марта того же года было принято решение (оформлено в апреле 1989 г МСП и ВМФ) о строительстве лодок на Ленинградском Адмиралтейском объединении. Одновременно Начальником ЦКБ «Лазурит» С.А.Лавковским для сохранения производства АПЛ в Нижнем Новгороде было предложено разработать вариант лодки с прочным корпусом не из стали, а из титана, получивший обозначение проект 957Т с постройкой двух единиц на заводе «Красное Сормово».

6 апреля 1989 г Постановлением ЦК КПСС и Совмина, после рассмотрения на научно-техническом семинаре и коллегии Минсудпрома основных тактико-технических элементов и мероприятий по обеспечению опытной и серийной АПЛ этого проекта, было принято решение осуществлять строительство на ЛАО и на Северном Машиностроительном Предприятии в Северодвинске. Впоследствии предложение о создании титанового проекта 957Т с перспективой полного перехода от стальных к титановым лодкам, было отклонено на специально созванной для рассмотрения этого вопроса комиссии 8 августа 1989 г, так как встретило сопротивление первого ЦНИИ ВМФ в лице начальника института М.М.Будаева. Дальнейшая судьба проекта 957Т решалась между 5 сентября и 5 октября 1989 г, когда под руководством Председателя ВПК И.С.Белоусова было решено рассмотреть в месячный срок (до 5 ноября) вопрос о строительстве лодки. Учитывая, что тогда на «Красном Сормове» в наибольшей мере было развито производство титановых субмарин, уже одно сохранение этой технологии оправдывало переход после завершения строительства серии лодок проекта 945АБ к проекту 957Т. Однако 21 ноября 1989 г, после согласования с ВМФ в лице Главнокомандующего ВМФ В.Н.Чернавина в Минсудпроме плана на XIII пятилетку, было решено полностью отказаться от постройки субмарин 957-го проекта. Причиной была названа уже запланированная перегрузка судостроительных заводов. К тому времени на СМП были доставлены и частично обработаны около 4000 тонн стальных конструкций и листопроката, дальнейшее использование которых, было невозможно ввиду несоответствия марок стали и толщины листов с принятыми на лодках 3-го и 4-го поколений, строившихся или готовившихся к постройке параллельно. Уже изготовляемые контрагентские поставки были перенаправлены на лодки проектов 935 и 885.

Проект 957 должен был иметь похожие ТТХ с предыдущими торпедными АПЛ ЦКБ «Лазурит» проектов 945, 945А и 945АБ, но с резким ужесточением требований к снижению собственных шумов. Стандартной паропроизводящей установкой для 4-го поколения должна была стать моноблочная КТМ-6, наземный опытовый стенд которой под обозначением ТМ-4 проходил тогда испытания в НИТИ в Сосновом Бору. Первой эту ППУ должны были получить две АПЛ переходного от третьего к четвертому поколению проекта 945АБ «Марс», однако на момент распада СССР этот реактор не был готов и обе лодки были утилизированы на стапеле в высокой степени готовности корпусных конструкций. Лодка обладала однокорпусной архитектурой с относительно большим соотношением длины к ширине. Протяженный и сравнительно узкий цилиндрический прочный корпус, несколько напоминающий корпус АПЛ типа „Los Angeles“, но с менее заостренной формой носовой конечности, явился следствием необходимости сохранить глубину погружения, свойственную советским АПЛ предыдущего поколения. Согласиться с однокорпусной архитектурой ВМФ заставили повышенные требования к малошумности нового поколения субмарин. Носовые горизонтальные рули были впервые на советских торпедных АПЛ перемещены из носовой части корпуса на ограждение выдвижных устройств. Были использованы уже ставшие стандартными зональные блоки крепления оборудования с жесткой амортизацией и другие меры снижения уровня собственных шумов. Для рационального использования пространства внутри лодки в ЦКБ «Лазурит» были построены натурные деревянные макеты турбинного и других отсеков. Помимо этого, для оптимизации обводов корпуса была построена серия крупномасштабных самоходных и буксируемых макетов.

Стоит отметить, что еще в процессе обоснования характеристик АПЛ 4-го поколения ЦНИИ им. А.Н.Крылова были проведены работы по оптимизации лодочных обводов. В рамках этих работ на заводе «Красное Сормово», например, была построена крупногабаритная буксируемая модель, не соответствующая, однако, ни одному из разрабатываемых тогда проектов и которую часто путают с буксируемой моделью проекта 885. Тем не менее, по своей форме она несколько напоминает «Кедр», что позволяет предположить, что отдельные элементы этой НИОКР могли быть реализованы в проекте 957. Частичным доказательством этому служит тот факт, что ЦКБ «Лазурит» впервые были реализованы рекомендации ЦНИИ им. А.Н.Крылова, в которых описывалось позитивное влияние на гидродинамику лодки за счет скошенной вперед передней кромки ограждения выдвижных устройств, как это видно на модели. Это решение в дальнейшем нашло свое применение на РПКСН проектов 935 и 955, а также на ПЛАРК проекта 881.

Комплекс гидроакустических средств должен был включать ГАК «Иртыш-Амфора», как и на всех других лодках 4-го поколения.

«Кедр» должен был стать относительно простой и массовой ударной лодкой на замену АПЛ проектов 671, 945 и 971. Прекращение работ над ним было связано не только и не столько с финансовыми сложностями, которые испытывал СССР уже в конце 80-х гг или с нехваткой производственных мощностей в последующее десятилетие, но и с массивным сопротивлением самого ВПК, так как заложенные в проекте высокие требования к уровню производства аппарауты и узлов были невыполнимы без кардинального технического перевооружения предприятий. Помимо этого, существует мнение, что сама концепция 957-го, во многом повторяющая концепцию американских АПЛ типа „Los Angeles“, уже не соответствовала требованием 90-х гг.

Автор Алексей Коновалов


* 1357746367_8853.jpg (77.83 Кб, 600x407 - просмотрено 2562 раз.)

* 1357746477_model1.jpg (27.71 Кб, 600x158 - просмотрено 2012 раз.)
Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #24 : 11 Январь 2013, 18:45:38 »

http://topwar.ru/22880-rozhdenie-morskogo-titana.html

Рождение морского титана

Строительство субмарины из космического материала подстегнуло ОПК

Подлодке К-162 проекта 661 «Анчар» принадлежит рекорд подводной скорости – 44,7 узла (80,4 километра в час). Ее появление в середине 70-х годов XX века ознаменовало новый этап в строительстве советских подводных лодок – рождение отрасли морских титановых сплавов. В память о самоотверженных людях, которые строили атомоход, и в качестве примера уникальных достижений российской науки и техники еженедельник «ВПК» публикует воспоминания участника событий.

Первая в мире титановая субмарина – легендарная «Альфа» в марте 1989 года исключена из состава ВМФ, а в 2010-м утилизирована. На ней было решено много технических, конструкторских, научных и теоретических проблем, во многом благодаря ей созданы титановая промышленность, наука прочности и проектирования, наука технологии и материаловедения. Она обеспечила огромный вклад в общую культуру человечества потому, что ради ее создания трудились люди Москвы и Свердловска, Ленинграда и Киева, Новокузнецка и Ленинабада, Читы и Хабаровска – множество жителей нашего многонационального государства СССР, вложивших в нее душу и знания. Созданное после К-162 – подлодки проектов 705, 945, энергоустановки и многие другие системы, вобравшие наработки «Анчара», – живет и приносит пользу людям.

Абсолютный рекорд

Январь 1970 года. В Северодвинске мороз 22–26 градусов. Наша группа – члены государственной комиссии по приемке подводной лодки проекта 661 (заводской шифр – заказ 501) – ожидает выхода в море. В нее входят работники ЦКБ «Волна» (ЦКБ-16), ЦНИИ имени академика А. Н. Крылова и ЦНИИ КМ «Прометей», возглавляет группу Николай Иванович Антонов – главный конструктор по корпусу корабля.

Основная часть госкомиссии давно работает в море, закрываются различные акты или, как их называют, удостоверения, а мы ждем. Наша задача – участие в работе на завершающем этапе испытаний: погружение на предельную глубину и так называемая мерная миля, то есть фиксация скорости хода с разгона по длине, равной одной морской миле. Тесты должны проводиться в Кандалакшской губе, глубина которой в некоторых местах достигает 500 метров. Нам необходимо 400.

На ледоколе, минуя Соловецкий архипелаг, пошли на север. Здесь мы встретились с нашей лодкой, которая ходит уже с декабря. Подлодка остановилась, ледокол пришвартовался, и вся комиссия перешла в нее. Обстановка была, мягко выражаясь, напряженная. Штатная команда корабля – 60–67 человек, а на борту находились более 120 сдатчиков по разным системам и оборудованию. Когда ввалилась еще и наша команда, главный сдатчик от СМП Кузьма Михайлович Палкин схватился за голову, но Антонов распорядился просто: «Всем вниз, распаковывать измерительную аппаратуру, клеить датчики». С этой работой справились достаточно быстро. Заранее была подготовлена схема размещения датчиков по наиболее напряженным местам. Корпус корабля был весьма сложным – плоская носовая переборка с торпедными аппаратами, переход от цилиндрической части к восьмерочной, а затем к конической кормовой, много книц, подкреплений, каждое из которых являлось концентратором напряжений. Значительное количество этих мест мы оклеили датчиками и были уверены в достоверном определении напряженного состояния корпуса при глубоководных испытаниях.

Наконец поступила команда приступить к глубоководным испытаниям. Мы приготовились записывать показания датчиков. Обстановка торжественно напряженная. Николай Иванович был взволнован и каждые 10–15 метров погружения докладывал на центральный пост о максимальных замеренных напряжениях. Ко всеобщему удивлению, напряжения нарастали очень медленно. Все мы были участниками заводских испытаний опытных и штатных конструкций, когда нагружение производилось внутренним гидравлическим давлением. При таких тестах фиксировались напряжения выше не только предела текучести, но и предела прочности. Специалисты по расчетам прочности утверждали, что гидравлические испытания цилиндрических оболочек внутренним и внешним давлением абсолютно идентичны в «зеркальном отображении». Но в реальной конструкции в тех же «опасных» точках мы не фиксируем сколько-нибудь интенсивного роста напряжений. Я был на одном посту вместе с Владимиром Вульф-Гиршовичем Заком, ответственным за расчеты прочности корпуса подводной лодки. И они вдвоем с Антоновым докладывали на центральный пост: «Все в порядке, напряжения в норме». На рабочей глубине напряжения не превышали предельной нормы или были немного больше, и лодка пошла вверх.

Большим событием после глубоководных испытаний была так называемая мерная миля. Скоростное испытание показало, что на титановой лодке достигаются максимальные скоростные характеристики (более высокие, чем на стальных лодках). И когда при глубоководных испытаниях этой подводной лодки была получена рекордная скорость подводного хода (43 узла), все убедились, что СССР в очередной раз доказал миру свое техническое превосходство: глубже всех и быстрее всех. О нашей подводной лодке «Альфа» узнал весь мир, и сенат США начал всерьез обсуждать проблему подводного противостояния России.

Новая индустрия

В начале 50-х годов XX века военно-политические доктрины сверхдержав обосновывали построение двух основных систем: аэрокосмической для завоевания превосходства в воздухе и космосе, а также морской, обеспечивающей ракетный щит. Необходимым условием решения первой задачи был прорыв в области создания материалов с высокой удельной прочностью для всех типов летательных аппаратов. Ведущим направлением в этой области являлась технология производства изделий из титановых сплавов. Известно, что американский инженер Кроль запатентовал метод получения компактного титана в 1940 году.

Уже через несколько лет производство титана было освоено в СССР, причем на более высоком уровне. На Украине, Урале, в Казахстане были созданы производства по получению титановых концентратов и губчатого титана марок ТГ-1, ТГ-2. При этом советские специалисты, как правило, шли оригинальным путем. В Гиредмете (ныне ОАО «Гиредмет» ГНЦ РФ, ведущая научно-исследовательская и проектная организация материаловедческого профиля) и на Подольском химико-металлургическом заводе с привлечением ученых ЦНИИ КМ «Прометей» были разработаны различные технологии производства слитков. К середине 1955 года специалисты пришли к окончательному выводу: плавить титан нужно в дуговых печах, предложенных «Прометеем». Затем эту технологию передали на Верхне-Салдинский металлообрабатывающий завод (ВСМОЗ) в городе Верхняя Салда на Урале.

Для строительства подводной лодки длиной около 120 метров необходима была радикальная перестройка титановой индустрии. Инициатором в этом направлении выступило руководство ЦНИИ КМ «Прометей» – директор Георгий Ильич Капырин и главный инженер Игорь Васильевич Горынин, их решительно поддержал министр судостроительной промышленности Борис Евстафьевич Бутома. Эти люди проявили огромную дальновидность и гражданское мужество, принимая такое эпохальное решение. В качестве объекта для применения титана выбрали проект 661 разработки СПМБМ «Малахит» (в те времена ЦКБ-16). Одной из целей была отработка применения ПКР П-70 «Аметист» – первой в мире противокорабельной крылатой ракеты с «мокрым» стартом. Авторы проекта подлодки – Н. Н. Исанин, Н. Ф. Шульженко, В. Г. Тихомиров встретили предложение о его переработке в титановом исполнении без всякого энтузиазма. Титан для них был полной неизвестностью: меньший, чем у стали, модуль упругости, «холодная» ползучесть, иные методы сварки, полное отсутствие опыта применения в морских условиях. В таком же положении находились специалисты ЦНИИ имени академика А. Н. Крылова, ЦНИИ технологии судостроения, работники судостроительных верфей.

Тем не менее в 1958 году началась кардинальная перестройка титановой индустрии в стране. В ЦНИИ КМ «Прометей» появилось соответствующее подразделение – вначале отдел № 8, а затем отделы №№ 18, 19. Команда видных ученых создала научное направление – морские титановые сплавы. Коллективы титаномагниевых комбинатов Запорожского (ЗТМК) и Березниковского (БТМК) совместно со специалистами Всесоюзного алюминиево-магниевого института (ВАМИ), Гиредмета и при активном участии ученых ЦНИИ КМ «Прометей» провели большую работу по совершенствованию технологии производства титановой губки. Отечественная промышленность смогла производить крупные слитки массой четыре – шесть тонн для подлодок. Это была крупная победа. Следующей решалась проблема получения бездефектных слитков высокого качества.

Импорт, но с умом

Источников дефектов много – неправильный режим плавки, твердосплавные включения (карбиды вольфрама, окисленная губка, высокое содержание отходов в электродах и т. д.), усадочная рыхлость и возникновение раковин. Все эти сложности больших масс перешли к металлургам от «авиаторов». После реорганизации индустрии увеличивались объемы производства, размеры и развесы слитков. Их масса достигала четырех тонн и более.

Борьба за повышение качества губчатого титана и слитков обернулась для нас другой стороной. Снижение содержания примесей и включений привело к повышению пластичности, вязкости, уменьшению трещин в сварных соединениях – это был большой успех. Но одновременно снизилась прочность сплава. При строительстве подводной лодки проекта 661 предел текучести сплава марки 48-ОТЗ после «очистки» от вредных примесей уменьшился на десять процентов. В одной из партий листов были пропущены поверхностные дефекты («птички»), обнаруженные специалистами Севмаша (СМП), где строилась лодка. Позже начальник отдела Главного технического управления Госкомитета по судостроению А. С. Владимиров оперативно согласовал все вопросы по безвозмездному и срочному восполнению забракованной партии с Министерством авиационной промышленности, в ведении которого был ВСМОЗ.

Необходимо было решить, как восстановить предел текучести, не потеряв при этом достигнутых пластичности, вязкости и свариваемости. В кратчайшие сроки провели исследования влияния различных легирующих элементов на механические свойства сплавов системы Тi–Аl (и был выбран ванадий), разработаны технология изготовления алюминиево-ванадиевой лигатуры и введения ее в слиток, технология ковки слитка и прокатки листов, термообработки. Сплав получил наименование 48-ОТЗВ (с ванадием).

Для этого сплава были гарантированы необходимый предел текучести, достаточно высокие пластичность, вязкость, хорошая технологическая пластичность, свариваемость. Однако уже в самом начале выяснилось, что в нашей стране нет ванадия в тех количествах, которые необходимы для серийного производства сплава. Пятиокись ванадия марки ЧДА (чистый для анализа) импортировалась из Финляндии, и необходимо было решение Госплана СССР о закупке ее в больших количествах. Предлагалось альтернативное решение: эффективнее и дешевле (без импорта) вводить в сплав элементы, которые считались вредными: кислород, железо, кремний, но делать это строго регламентированными методами.

Снова неоценимую помощь оказал Владимиров. На совещании в Госплане он доходчиво объяснил, что ЦНИИ КМ «Прометей» не только решает задачу повышения прочности сплава, но учитывает свариваемость, технологичность, агрессивность среды и многие другие факторы. Поэтому его решение по легированию ванадием правильное. Впоследствии идея создания группы сплавов Ti–Al–V постоянно поддерживалась учеными авиационной промышленности. В конце концов сплав марки 48-ОТЗВ обрел права гражданства. С этого момента проблема ванадиевых лигатур стала главной для наших металлургов. Прошло немного времени, и было организовано их производство в Узбекистане и Таджикистане (Ленинабад, Чорух-Дайрон). Таким образом, наша страна перестала зависеть от поставок из-за границы.

Автор Сталь Ушков

Первоисточник http://vpk-news.ru



* 1357809934_01.jpg (138.17 Кб, 600x493 - просмотрено 2925 раз.)
Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #25 : 11 Январь 2013, 18:50:26 »

http://topwar.ru/22880-rozhdenie-morskogo-titana.html

Рождение морского титана

Листы, трубы, дельные вещи

Получение слитка, химический состав, примеси, лигатуры – эти проблемы бесконечны, но подводная лодка, как и любое крупное инженерное сооружение, строится не из слитков, а из листов, поковок, профилей, труб, отливок. Возможности Верхне-Салдинского предприятия по листам исчерпались очень быстро, и необходимо было организовывать новые производства. Ленинградский совнархоз в 1959 году принимает постановление о развитии производственной базы по титану на Ижорском заводе и заводе «Большевик».

В чем была сложность? В Ленинградском совнархозе был один большой прокатный стан «Дуо-4000» с двумя валками длиной четыре метра. Приводился в движение паровой машиной, пущенной в 1903 году. На нем катали листы для постройки легендарной «Авроры» и других крейсеров этой серии. Этот стан был снабжен огромными мазутными печами, тихоходными рольгангами и кранами. В то время как зарубежные ученые писали (а мы у них учились), что титан нужно производить в «белых перчатках», нагревать в вакуумных печах или печах с контролируемой средой (аргон), мы решились на организацию производства титана в «стальных» условиях. Это позволило организовать серийное производство крупногабаритных листов массой до четырех и поковок массой до шести тонн, полностью обеспечив потребность в металле для строительства подводной лодки.

Другой задачей была организация производства тонких листов. В авиации лист толщиной пять-шесть миллиметров – это толстый, более 20 – уже плита. В судостроении толщина пять – десять миллиметров – тонкий лист, 40–100 – нормальный. Итак, нужно было организовать производство тонких листов шириной 1500–1700 миллиметров, длиной пять-шесть метров. Вместе с работниками нашего филиала в Жданове (ныне Мариуполь) специалисты ЦНИИ КМ «Прометей» радикально изменили технологию изготовления листов и полностью устранили такое явление, как водородное растрескивание. Комплекс «антиводородных» мероприятий был внедрен на всех заводах, производящих или перерабатывающих титан. В результате самоотверженной работы была достигнута надежная гарантия отсутствия трещин в сварных соединениях.

В подводной лодке, как на любом корабле, имеется большое количество труб. Это осушительные системы гидравлики, пожаротушения, забортной и пресной воды. Традиционно такие системы изготавливались из меди, медно-никелевых сплавов, углеродистой или нержавеющей стали. В титановом корпусе применять эти материалы нецелесообразно, так как в контакте с титаном при наличии морской воды эти металлы подвергаются усиленной гальванической коррозии.

Вначале была предпринята попытка производить трубы в Верхней Салде методом прессования. Однако в прессованных титановых трубах из-за низких антифрикционных свойств возникало большое количество дефектов. Поэтому в дальнейшем перешли на прокатные методы, а в Верхней Салде производили обточенную трубную заготовку. На Челябинском трубопрокатном заводе (ЧТПЗ) было организовано производство горячекатаных труб диаметром до 470 миллиметров, которые использовались как в трубных системах, работающих на полное забортное давление, так и в системах воздуха низкого, среднего и высокого давления (до 400 атмосфер). Из этих труб на волгоградском заводе «Баррикады» изготавливали баллоны ВВД (воздуха высокого давления). Имел место полуанекдотический случай.

Обычно для прокатки трубы берется трубная заготовка, в ней делается осевая полость на прошивном стане и затем катается труба. С. М. Шулькин предложил иную технологию: на ВСМОЗ высверливать в слитке осевую полость, стружку возвращать в плавку, а слиток с полостью, минуя прошивной стан, сразу запускать в прокатку трубы. Получалась значительная экономия средств и времени.

Это предложение было опробовано, установлена его эффективность, и все дружно приняли решение снизить цены на титановые баллоны (конечно, в расчете на хорошую премию). Вопрос всем казался настолько очевидным, что меня, тогда еще очень молодого и неопытного, снабдили всеми материалами и послали в бюро цен Госплана получить справку о снижении цен на баллоны. Я приехал, доложил этот вопрос какому-то начальнику и получил ответ, меня ошеломивший: «Баррикадам» на оставшиеся два года пятилетки было запланировано 438 баллонов и если цену баллонов уменьшить на 20–25 процентов, то завод по этой позиции не выполнит план «по валу» на эти самые проценты. Поэтому менять цены на исходе пятилетки нельзя, а план – это закон. И мы ждали конца пятилетки, откорректировали цены и план на следующие годы и только после этого получили долгожданную премию. Вот такие казусы были в прошлой жесткой плановой системе.

А далее пошли другие задачи. Кингстоны и другие клапаны, крышки торпедных аппаратов, приводы торпедных аппаратов, тарельчатые и витые пружины, амортизаторы и множество других изделий, которые на флоте именуются дельными вещами. Работники института прошли через все это. У них не было понятия: «Это не мое, не моя специальность». Они влезали во все и брались за решение любого вопроса, необходимого для постройки корабля. И в этом я вижу высокий интеллект коллектива ЦНИИ КМ «Прометей».

На Севмаше

Пока специалисты ЦНИИ КМ «Прометей» решали свои задачи на рудном, металлургическом, сварочном и других производствах, корабль строился и рос день ото дня. Главный конструктор по корпусу Н. И. Антонов ввел за правило минимум раз в два-три месяца бывать в цехе и участвовать в работе бригады, курирующей ход строительства.

Обычно это было и серьезно, и смешно. В те времена надевать каску при входе в зону работ было необязательно, и Антонов ею не пользовался. А лысина у него была, как солнечный диск. В это время возникла проблема «тычков». На корпус лодки изнутри приваривалось множество скобок для размещения на них кабелей и труб. Их было тысячи. Швы считались малоответственными, но наши сварщики относились к ним серьезно, так как если в этом шве будет окисление, то в прочном корпусе возникнет трещина и это может плохо кончиться. Как потом выяснилось, он хорошо понимал это и старался осмотреть шов приварки каждого «тычка». И вот, переходя из отсека в отсек, он выпрямлялся, ударяясь головой о «тычок», приваренный к перегородке или пайоле на борту, так что на лысине появлялась очередная ранка. Вначале это вызывало смех и у него, и у нас, его сопровождавших. Но когда мы проходили два-три отсека и на голове его появлялись кровоточащие раны, это было уже не смешно, но тем не менее он готов был целыми днями лазать по отсекам, забираясь в самые потаенные уголки, перепроверяя работу контролеров и сварщиков. У него было высокое чувство ответственности как главного конструктора корпуса первой в мире цельнотитановой подводной лодки.

А на заводе все прекрасно понимали, что при постройке такого сложного инженерного сооружения, как корпус подлодки из совершенно нового материала – титана, требовался новый подход. Надо отдать должное – директор СМП Е. П. Егоров, его заместители, конструкторы, строители, цеховые работники приложили много усилий для создания небывалого производства.

Цех № 42 стал поистине полигоном новизны: ежедневное мытье полов, отсутствие сквозняков, освещенность, чистая одежда сварщиков и других рабочих, высокая культура производства стали его отличительным признаком. Большой вклад в становление цеха внес Р. И. Утюшев – замначальника цеха по сварке. Много умения и души вложили в это дело замечательные специалисты – северяне Ю. Д. Каинов, М. И. Горелик, П. М. Гром, военпред Ю. А. Беликов, А. Е. Лейпурт и многие другие – технологи, мастера, рабочие.

В результате было создано самое совершенное сварочное производство с аргоногелиевой защитой. Аргонодуговая, ручная, полуавтоматическая, автоматическая и другие способы сварки стали обычными для всех работников цеха. Здесь были отработаны сварка погруженной дугой, сварка в «щель» (без разделки), требования к качеству аргона (точка росы), появилась новая профессия – сварщик по защите обратной стороны шва (поддувальщик).

В этом цехе возникла такая эффективная форма сотрудничества производственных и научно-исследовательских коллективов, как постоянно действующая бригада. Возглавлял ее П. М. Гром, от ЦНИИ-48 постоянными членами были Б. В. Кудояров, И. С. Фатиев, З. Ф. Загудаева, от СМП Р. И. Утюшев, от ЦНИИ-136 Б. А. Эрам и другие классные специалисты. Все вопросы, возникавшие при постройке корпуса и его насыщении, эта бригада решала на месте. А вопросов было множество: например, как маркировать детали – клеймами или керном, можно ли их сваривать без сквозного проплавления (то есть допускать конструктивный концентратор), как приваривать «бобышки» (вертикальные стерженьки), как ремонтировать швы с вольфрамовыми включениями и окисленными участками, как защищать обратную сторону шва при сварке стабилизаторов.

Были тысячи вопросов, которые в основном решались на основе инженерной интуиции и производственного опыта. Это был принципиально новый подход к постройке таких сложных инженерных сооружений, как корпуса подлодок из нового материала, с использованием новых способов сварки. И он себя оправдал, так как позволил оперативно и четко принимать технические решения, не задерживая производство. И вот пришло время проводить гидравлические испытания. Первым тестировали средний блок. Вечером цех № 42 был освобожден от всех работников, остались только члены государственной комиссии и бригада специалистов, обеспечивавшая нагружение. Вот ступенями повышается давление: 10–20–30–40 атмосфер, выдержка... и вдруг за пять минут до конца выдержки происходит разрушение. У всех состояние шока.

На следующий день воду слили и обнаружили, что трещина длиной почти два метра возникла в обшивке – на границе между двумя комингсами килевых кингстонов, расположенных очень близко друг к другу и к плоской переборке. Этот узел был очень жестким и, естественно, стал местом концентрации напряжений, когда упругоподатливая обшивка стала расширяться при внутреннем нагружении. Здесь и произошло разрушение. Впоследствии подобные трещины возникали и в других «жесткостях» – в районе окончания поперечного шельфа как основы для турбины, в окончании книц.

На этом опыте возникла новая концепция проектирования оболочковых конструкций: исключаются «жесткие» окончания, появляются «мягкие» кницы, плавные переходы от жестких деталей к упругоподатливым и т. д. Эта идея в полной мере была реализована затем В. Г. Тихомировым и В. В. Крыловым при проектировании ПК подводной лодки проекта 705 «Лира» (по кодификации НАТО – «Альфа»). С учетом опыта Н. И. Антонова их корпус оказался идеальным. Но после всех неприятностей корпус подлодки проекта 661 был доведен до совершенства и все блоки прошли испытания.

Проект «Анчар» был необычен не только корпусом из титанового сплава. На лодке впервые были применены ПКР «Аметист» с подводным стартом и забортным расположением шахт, созданы гидроакустическая станция и гидроакустический комплекс, которые в сочетании с торпедными аппаратами предопределили совершенно новую форму носовой оконечности – шаровую вместо привычно остроносой. Это логично привело к каплевидной форме корпуса до кормы. Двойная энергоустановка с двумя турбозубчатыми агрегатами и двумя линиями гребных валов привела к новой форме кормовой оконечности (так называемые штаны), когда два длинных конуса заканчивались гребными винтами. Изящное ограждение рубки, кормовой стабилизатор придавали кораблю элегантно-красивый вид. В нем было хорошо и внутри: cияющие чистотой кают-компания, комната отдыха, душевая, сауна, титановые унитазы. Антонов очень гордился тем, что на подлодке созданы условия для экипажа не хуже, чем на надводном корабле. Это потом подтвердил командир лодки, который служил на ней с момента постройки, ходил и в Арктику, и в Антарктиду, и в Карибское море, и в Тихий океан.



* 1357809934_01.jpg (138.17 Кб, 600x493 - просмотрено 2544 раз.)
Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #26 : 28 Март 2013, 19:24:20 »

http://topwar.ru/26038-ispytatelnaya-podvodnaya-lodka-sarov-proekta-20120.html

Испытательная подводная лодка «Саров» проекта 20120

Б-90 «Саров» – это российская испытательная или как ее называют опытовая дизель- электрическая подлодка, являющиеся единственным кораблем, который был построен по проекту 20120. Данная субмарина предназначена для осуществления испытаний новых образцов военной техники и вооружений и была построена на заводе «Красное Сормово» и «Севмаш». Приказом Главнокомандующего ВМФ России от 26 мая 2007 года данной лодке было присвоено официальное почетное наименование «Саров». Подводная лодка была спущена на воду в декабре 2007 года, 7 августа 2008 года после подписания акта приемки на лодке был поднят флаг ВМФ России.

Большая опытовая дизель-электрическая подлодка первоначально носила обозначение «Сарган». Работы над ней были начаты еще в 80-е годы прошлого века. К марту 1988 года разработка проекта лодки-стенда «Сарган» в ЦКБ МТ «Рубин» была закончена. Главным конструктором по проекту являлся А. В. Белов. В марте 1989 года был утвержден технический проект, и началось изготовление рабочих чертежей лодки. Существует предположение, что основой конструкции корпуса новой лодки стал проект ПЛ 877Б. Единственная лодка серия была заложена 18 сентября 1988 года, планируемый срок сдачи – 1993 год. Однако распад СССР и отсутствие финансирование чуть не погубили проект. В 1998 году постройка подводной лодки была остановлена при готовности проекта на 40%.

Решение о дальнейшей достройке подлодки на ПО «Севмаш» было принято в октябре 2001 года. Корпус подлодки «Сарган» поступил на достройку по доработанному в июне 2003 года проекту 20120 (главным конструктором выступил А. П. Праселин). Работы на лодке были начаты в августе 2003 года. В 2007 году корабль был спущен на воду, в торжественной церемонии вывода лодки из цеха приняли участие представители ВМФ, проектных организаций и руководство предприятия-изготовителя. В 2008 году лодка вошла в состав флота, к этому времени ее первый экипаж уже прошел необходимую подготовку в учебном центре флота. В настоящее время лодка базируется на Северном флоте, в городе Северодвинск.

Конструкция подводной лодки проекта 20120 – двухкорпусная. В передней части корпуса и по бокам расположены комформные обтекаемые блоки. С большой долей вероятности можно говорить о том, что они предназначены для установки дополнительной компенсирующей балластной системы, которая применяется во время испытаний опытных образцов торпед и других средств поражения противника. В то же время существует мнение, что это обыкновенный атавизм, который достался лодке в наследство от проекта «Сарган» назначение которого неизвестно, и который пока что (или вообще) не будет использоваться. Подводная лодка проекта 20120 оснащена всплывающей спасательной камерой, до сих пор подобные спасательные устройства устанавливались только на атомных подводных лодках.

Двигательная установка лодки включает в свой состав 1 дизель-генератор и 1 гребной электродвигатель. Также сообщается об установке на лодке энергетической установки «Кристалл-27», созданной ОАО СКБК на базе топливных элементов, которые позволяют продлить срок автономного подводного плавания лодки до 60-90 суток. Данная установка отличается криогенным и интерметаллидным хранением кислорода и водорода, а также низкотемпературным электрохимическим генератором со щелочным матричным электролитом.

Водоизмещение лодки надводное составляет 2300 тонн, подводное – 3950 тонн, максимальная длина – 72,6 метра, ширина – 9.9 метра, осадка – 7 метров (если верить фотоснимкам ресурса maps.google.com, длина и ширина лодки больше этих значений и составляют 98,5 и 12,5 метров соответственно). Максимальная скорость подводного хода составляет 17 узлов, надводного – 10 узлов. Максимальная глубина погружения – 300 метров, автономность плавания – 45 суток. Экипаж лодки состоит из 52 человек (мичманы и офицеры). Вооружение лодки состоит из 2-х торпедных аппаратов и пусковой установки больших размеров, расположенной в носовой части лодки. Возможно, установленная на подлодке экспериментальная ПУ является съемным модулем, который может являться револьверным и многозарядным.

29 октября 2012 года подводная лодка Б-90 «Саров» вышла в море на испытания. Как позднее выяснилось, на лодке испытывается экспериментальный водородный двигатель. По информации газеты «Известия», подобного рода двигатели в будущем планируется устанавливать на дизельные подводные лодки проекта 677 «Лада» и ее экспортный вариант – «Амур-1650». По словам представителя Минобороны, работы над воздухонезависимой энергетической установкой (ВНЭУ) были активизированы в 2011 году. В настоящее время подобного рода силовыми установками оснащаются немецкие подлодки U-212 и их экспортные версии U-214. Смысл установки данных двигателей заключается в том, что электродвигатель подводной лодки будет получать ток не от аккумуляторных батарей, а от топливных элементов, работающих на базе водорода.

До настоящего времени все поколения неатомных субмарин, включая дизель-электрические подводные лодки проекта 636 «Варшавянка», применяли аккумуляторы, которые заряжались от дизельного двигателя. По истечении их зарядка лодка была вынуждена всплывать на поверхность для запуска двигателя, в этот момент субмарина становилась очень уязвима для противника. В то же время подводная лодка Б-90 «Саров», оснащенная новой энергетической установкой, обладает практически неограниченным ресурсом подводного хода, который сопоставим с современными АПЛ.

В случае успешных испытаний новой ВНЭУ ей будут оснащены современные российские неатомные подлодки 4-го поколения. Первая субмарина проекта 677 «Санкт-Петербург» была спущена на воду с обычным дизельным двигателем и аккумуляторными батареями. В то же время строительство экспортного варианта «Амур-1650» было остановлено в 2009 году, тогда же в январе 2009 года была приостановлена постройка следующих лодок проекта 677 для нужд ВМФ России. Объединенная судостроительная корпорация (ОСК) и Минобороны приняли решение приостановить постройку лодок Б-586 «Кронштадт» и Б-587 «Севастополь» из-за отсутствия двигателей. Их постройка начнется в том случае, если испытания на «Сарове» закончатся успешно.

Плюсом неатомных субмарин является то, что их электродвигатели практически не слышны. В то же время на АПЛ постоянно работают насосы системы охлаждения реактора, которые могут демаскировать лодку. К тому же для решения ряда задач такие лодки избыточны, очень сложны в ремонте и эксплуатации и требуют хорошо обученного личного состава. В то же время обычный дизель на лодках пр. 677 не имеет никаких преимуществ перед устаревающими лодками проекта «Варшавянка», которые по сей день пользуются коммерческим успехом. Лодка «Амур-1650», оснащенная обычным дизельным двигателем, в сравнении с немецкой U-214 – это просто прошлый век, в то время как с новой ВНЭУ она сможет бороться с немецкой лодкой за своего покупателя считают представители ВМФ России.

По мнению Владимира Захарова контр-адмирала запаса, воздухонезависимая энергетическая установка – это существенный шаг вперед в развитии российского подводного флота. ВНЭУ существенно снижает акустические шумы субмарин и повышает их автономность, повышая боевые возможности лодок. Таким образом, опытовая подводная лодка проекта 20120 «Саров» может приблизить тот день, когда российский флот получит принципиальной новые дизельные подлодки.

Источники информации:
- http://militaryrussia.ru/blog/topic-216.html
- http://www.deepstorm.ru/DeepStorm.files/on_1992/20120/list.htm
- http://www.arms-expo.ru/049057054050124051051055048.html
- http://izvestia.ru/news/538431

Автор Юферев Сергей


* 1364411994_pr_20120-2.jpg (29.51 Кб, 600x335 - просмотрено 2579 раз.)
Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Страниц: 1 [2]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006, Simple Machines LLC
 
© 2007 БАПЛ "Псков"
www.baplpskov.ru
CMS HostCMS