Большая атомная подводная лодка  Псков
 

Форум

Сайт Начало Помощь Поиск Войти Регистрация
15 Декабрь 2018, 03:11:47 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Войти
 
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: ПРОТИВОСТОЯНИЕ - Памяти к.1 р Михайлова Виктора Алесандровича  (Прочитано 536 раз)
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 789


Служение стихиям не терпит суеты.


« : 03 Август 2018, 21:13:06 »

Противостояние
На долю каждому подводнику выпадает своё испытание. Для Виктора Александровича Михайлова,
выпускника 1-го Балтийского высшего военно-морского училища (позже ставшего знаменитым
училищем подводного плавания имени Ленинского комсомола), которому не раз пришлось участвовать
в дальних походах, таким испытанием на прочность стал так называемый кубинский поход.

Проще говоря, участие в вошедшем в историю Карибском кризисе. Тогда, весной 1962-го, в ответ
на размещение американских ракет, направленных на СССР, на территории Турции, советское
правительство приняло решение разместить наши ракеты на Кубе. И Генштаб приступил к ускоренной
разработке секретной операции под кодовым названием «Анадырь».
На Кубу скрытно были переброшены советские ракеты и другое вооружение и войска. Предусматривалось
послать к острову Свободы также эскадру в составе двух крейсеров, четырёх эсминцев, дивизии ракетных
подводных лодок, бригады торпедных подводных лодок и т.д. Но затем от посылки эскадры решили отказаться,
а отправили в район конфликта одни подводные лодки. И подводники не подвели.



Летом 62-го нас, моряков четырёх лодок 641-го проекта – Б-130, Б- 36, Б- 59 и Б-4 ( по американской
классификации, лодок класса «Фокстрот». - Авт. ) из Полярного перевели в Сайда-губу, - рассказывает
Виктор Александрович. – Место, где мы находились, было обнесено колючей проволокой, вход и выход с
территории был только по пропускам. А в ночь на 1 октября мы вышли в море.
Перед этим каждый из командиров получил запечатанный пакет, вскрыть который должны были уже в море.
На вопрос начальника штаба 69-й бригады подводных лодок Василия Архипова, в каком случае следует
применять ядерные торпеды, последовал ответ, что применять их разрешается только в случае боевого
нападения на подводную лодку или же по специальному разрешению из Москвы.

Наша Б-59, погрузившись на траверзе мыса Териберка, прошла 50 миль, после чего пакет был вскрыт.
Лодке предписывалось следовать скрытно со средней скоростью 8 узлов в порт Мариэль на Кубе. Переход
мы должны были совершить в условиях строжайшей секретности. Штурманы – я в то время был вторым
штурманом, - рассчитав курс, доложили командиру, что лодка, должна двигаться со средней скоростью не
менее 12-ти узлов. Но для обеспечения скрытности необходимо было следовать в подводном положении,
а значит, средняя скорость не могла превышать 5-6 узлов. При следовании же в надводном положении
терялся элемент скрытности. А при шторме это вовсе было невозможно.



Поначалу, в Баренцевом и Норвежском морях, нам сопутствовала удача. Ночью шли в надводном положении под
тремя дизелями со скоростью до 15-ти узлов. Днём – в подводном положении со скоростью 5-6 узлов. И хотя активно
летали норвежские самолёты, противолодочные рубежи: Нордкам – о. Медвежий и Фареро-Исландский – мы преодолели
без проблем. Но, когда вошли в Атлантику, попали в сильнейший шторм. Высота волны достигала 10-ти метров. Волны
обрушивались с такой силой, что сдирали стальные листы обшивки. Швыряло так, что из коек выбрасывало спящих.
А вахтенный офицер и сигнальщик, чтобы их не смыло за борт, должны были привязывать себя пожарными ремнями к
перископной тумбе.
Миновав последний рубеж, вошли в Саргассово море. Вскоре Б-59 получил приказ занять позицию с радиусом 30 миль,
вести разведку и ждать дальнейших указаний.

И за боротом, и в воздухе резко потеплело. Температура забортной воды поднялась до 27-ми градусов. Когда делали
подзарядку аккумуляторных батарей, температура отсека поднималась до 40-50-ти градусов, а в дизельном отсеке – до 65.
Наши лодки не были приспособлены для южных морей. Строились для Северного театра военных действий. Кондиционеров
не было. Питьевой воды было очень мало. Пятилитровый бочок экипаж выпивал за три минуты. А тут ещё и дизель вышел
из строя. Вытекло 3 тонны пресной воды. Пришлось ещё урезать норму.

Через сутки интенсивность действий противолодочных сил в районе нашей позиции начала резко увеличиваться. В район
прибыл американский авианосец «Рэндолф» с кораблями охранения, а интенсивные полёты самолётов противолодочной авиации
создавали постоянную угрозу обнаружения подводной лодки и препятствовали зарядке аккумуляторной батареи. Полностью
израсходовав электроэнергию, лодка вынуждена была всплыть.



Было 2-3 часа ночи, а кругом было светло, как днём, от включённых самолётами прожекторов. Они низко пролетали вдоль корпуса
лодки и, освещая её прожекторами, стреляли трассирующими пулями. Как на войне.
Командир подводной лодки капитан второго ранга Савицкий скомандовал: «Все вниз. Срочное погружение. Торпедные аппараты
номер 1 и 2 приготовить к выстрелу». Сигнальщик, спускаясь за командиром, застрял с прожектором в верхней части шахты рубки.
Люк-то в диаметре 65 сантиметров. В это время идёт семафор с проходящего эсминца: «Чей корабль?»
Начальник штаба капитан 2-го ранга Архипов дал команду отставить погружение. Сигнальщик по указанию начштаба передал ответ:
«Корабль принадлежит Союзу Советских Социалистических Республик. Прекратите провокационные действия!»
После этого полёты прекратились, мы сделали зарядку аккумуляторной батареи и, воспользовавшись тем, что один фрегат ушёл на
дозаправку топливом, на полном ходу, с включёнными ходовыми огнями нырнули под эсминец, погрузились на 150 метров и… ушли.
Поначалу американцы ещё продолжали искать нас, но через полчаса потеряли. Так же оторвалась и Б-36. И до возвращения на базу
нас уже никто не обнаружил. После отрыва подводная лодка выполняла задачу по охране транспортов, которые вывозили ракеты с
острова Куба.



Домой, в бухту Ягельная, вернулись во второй половине декабря. Все шинели, тужурки мы выбросили за борт. Кроме вахтенного офицера
и сигнальщика, ни у кого верхней одежды не было. К тому же, у нас не было опознавательных сигналов. Поэтому нас долго не пускали на
базу, пока замкомандующего флотом не вмешался. С лодки на плавбазу весь экипаж добирался по снегу в сандалиях.
Так закончился наш поход. Потом начались разборы. Выяснилось, что руководство страны не знало, что в море вышли дизельные лодки,
а не атомные. Оно решило за этот поход никого не поощрять и никого не наказывать…

А президент США Джон Кеннеди, который приказывал наши лодки топить, позже направил их командирам радиограмму с благодарностью –
«За понимание сложившейся ситуации, хладнокровие и выдержку». Видно, понял, что от смерти весь мир отделяла одна торпеда, которую
наши моряки не выпустили.

Рассказ из личных воспоминаний капитана 1 ранга В.А.Михайлова.
13 июня 2018 года на 81 году жизни, ушел из жизни капитан 1 ранга
в отставке Михайлов Виктор Александрович
По материалам: https://nwpskov.ru/content/articles/?SECTION_ID=750&ELEMENT_ID=7181
Фото из личного архива подводников и с сайта Flot.com.
« Последнее редактирование: 08 Август 2018, 11:21:36 от Митя » Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006, Simple Machines LLC
 
© 2007 БАПЛ "Псков"
www.baplpskov.ru
CMS HostCMS