Большая атомная подводная лодка  Псков
 

Форум

Сайт Начало Помощь Поиск Войти Регистрация
21 Сентябрь 2019, 03:23:37 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Войти
 
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Замполит 2 (и другие размышления).  (Прочитано 9891 раз)
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 806


Служение стихиям не терпит суеты.


« : 01 Июль 2013, 19:03:51 »

       Шёл 1997 год. Зима не спешила отдавать свои права весне, но солнышко уже пригревало, полярная ночь передавала свои часы полярному дню. Снега было ещё очень много. Всё вокруг было белым бело. Днём снег искрился в лучах солнца, которое уже слегка пригревало. И это не могло не радовать.  Замполиты радовались по-своему. Закончились месяцы зимы, когда рассветало к 10.00 и уже в 15.00 темнело. Это действовало на морально-психологическое состояние и, статистика говорила о том, что именно в эти месяцы, вероятность суицидных явлений на Флоте весьма высока. Всё это было позади.

       Как назло, в эту зиму на пирс, к которому была ошвартована наша подводная лодка, снега навалило так много, что верхняя вахта не успевала его убирать. Поэтому за зиму он естественно стоптался, образовав покров толщиной сантиметров в 30-40. На нашем «пароходе» шла интенсивная подготовка для выхода в море на выполнение задач боевой подготовки. Всё шло очень хорошо. Экипаж был готов продемонстрировать свою подготовленность, как практически, так и документально. В тот день, готовность к выходу в море приехал проверять Командующий 1-й Краснознамённой флотилии подводных лодок Северного флота вице-адмирал  Михаил Васильевич Моцак. Кортеж из черной «Волги», двух штабных УАЗиков и одного кунга (КАМАЗ в пассажирской модификации)  подъехал к пирсу. Люди «в чёрном», организованной группой направилась к сходу на пирс. У трапов, ошвартованных двумя корпусами с двух сторон пирса подводных лодок, греясь в лучах солнца, стояли для доклада Командующему командиры кораблей и верхняя вахта. Было отчётливо видно, как вице-адмирал в отлично сидящем на нём флотском плаще, фуражке, черных перчатках, начищенных ботиночках на микропоре, стал спускаться на пирс. Он шёл, бросая стремительный взгляд вперёд, издали осматривая корабли. За ним, не отставая шла вся штабная свита. Подходя к ограждению зоны границы поста, вице-адмирал, на уже скользком стоптанном снегу,  сделал невнятный пируэт и шлёпнулся. Возникла пауза и тишина. Только верхний вахтенный – мичман с соседнего борта, нашёл в этом что-то очень смешное и позволил себе посмеяться. К адмиралу подлетела свита, подняли, отряхнули. Вице-адмирал был взбешён. Он помахал, в сторону стоящих у трапа командиров и верхней вахты, кулаком, развернулся и пошёл обратно. Сел в «Волгу», а за ним и свита. Уехали.  Проверку готовности на выход в море перенесли до удаления снега с пирса.

       День клонился к закату. По времени было около 16.00. Поступил  приказ – очистить пирс начисто от скопившегося льда и снега. Пять экипажей (четыре боевых и один технический – офицеры, мичмана, старшины и матросы) было согнано на один пирс. Руководить такого рода работами назначили замполитов, вернее сказать, уже помощников командиров кораблей по воспитательной работе (ПКВР) от каждого экипажа.   Для работ с кораблей и из казармы был принесён весь шансовый инструмент – ломы, багры и лопаты. Годы-то были лихие, всё куда-то пропадало. Так как инструмента хватило не всем, им достойно вооружили 15 человек. Остальные 200 человек работали ногами, отгребая раздробленный ломами лёд.
 
        Как правило, из военных только в анекдотах делают дураков. В реальной жизни организация труда ПКВРами была поставлена  научно обоснованно – пирс разбили на участки, чтобы каждый экипаж выполнил свою миссию. Нашему экипажу достался район возле сходни с нашего корабля и далее к торцу пирса, с учётом кабелей питания с берега, которые в свою очередь, тоже были хорошо припорошены снегом. ПКВР нашего парохода вызвал с борта, стоящего на вахте электрика, чтобы тот проинструктировал, как благополучно очистить кабели питания с берега. Вышел электрик «для покурить», а заодно и проинструктировать: "Здесь не долбите, тут кабели питания с берега под нагрузкой!  Долбите здесь и здесь – короче, где нет кабелей."  Докурил и спустился вниз. А матросы ребята простые и лихие. Для них нужно какие-нибудь флажки поставить или линию провести. Но, нет. Долбят всё подряд.
       Солнце оставляло яркий след от уходящего дня. Ещё было относительно светло, но становилось холодно. Замполит  подпрыгивая,  чтобы согреться, стал подбадривать словом. А слово у него, так ручейком и льётся. И всё поучительные истории рассказывает. В пылу атаки матрос, призванный не совсем с равнинной местности, заслушавшись речью ПКВР,  доходит до ТОГО места и резким ударом вонзает лом в кучку снега и льда.

       По пирсу проноситься оглушительное БАХ!  Некоторые даже успели увидеть ослепительную вспышку и улетающий из рук матроса лом. Любит Бог моряков! Единственный специальный, новый, обрезиненный лом из всего инструмента  был у этого матроса. Все собравшиеся на снегоуборочном мероприятии замерли и смотрели в сторону инцидента. ПКВР, очнувшись от оцепенения,  подбежал к плачущему матросу. Матрос, со следами подгара на лице и руках, сидел на снегу.  Его скрюченные  руки ещё хранили частотные колебания электросетей, а глаза – яркость вспышки. Растерянно, тихо, шмыгая носом, он говорил: "Я, я, я ничего не вижу. Я ничего не вижу!»
"Главное живой!" – смело подытожил замполит.
       Ещё через пару минут все стали приходить в себя и, отработанный до автоматизма, механизм военно-морской службы завращался в нужном направлении. К кабелям больше никто не подходил. Смеркалось. Каждый присутствующий на пирсе подводник, хотел как можно быстрее очистить стальной настил и пойти уже в сторону дома. Этой цели было подчинено всё.
       Матрос же всё причитал, что ничего не видит. Замполит не на шутку встревожился. Переволновавшись, ПКВР схватил матроса под мышку и побежал в санчасть. Никто не знал и представить не мог, что с пареньком. И по мере совместного движения в санчасть, у офицера-воспитателя  росло паническое настроение. Он представлял для себя всю пагубность ситуации при случае, если с матросом что-то серьёзное.
 
       Капитан медицинской службы, а по-простому Доктор, сидел в тиши своего заведения в санчасти, пил чай с мёдом и медсестрой, веселя её всяческими прибаутками. Их идиллию нарушил громкий топот  и грохот входных  дверей. Доктор вышел в коридор. Видит, стоят двое.  Один небольшого росточка в ватнике, со скрюченными руками и чумазым лицом. Плачет и причитает что-то. «Скорее всего, это матрос» - подумал доктор. Второй – В шинели, капитан 2 ранга. Среднего роста и крупного телосложения.  Очень сбивчиво,  заикаясь, оживленно помогая извергающейся мысли жестами, что-то объясняет.
      Но, доктору, понять их было трудно. Проделав в голове логические построения, доктор понял, что им обоим очень плохо. Он решил, что молодому бойцу можно оказать помощь во вторую очередью. Более тяжело выглядит капитан 2 ранга. Доктор увёл его в кабинет, дал попить воды и сделал укол успокоительного. Через минут тридцать, когда замполит смог спокойно обрисовать происшедшую ситуацию, доктор понял, об ошибочности своих логических рассуждений. Тут вспомнили про бойца, который был забыт в коридоре на стуле. Подбежали, привели в кабинет. Стали оказывать оперативную помощь. Промыли глаза, перевязали руки, оставили в санчасти до полного выздоровления. Хорошо, что всё обошлось. Матрос через неделю вернулся на корабль.  
        Не  умудренный жизнью читатель спросит: «Кто же всё-таки виноват в данной ситуации?»  А виновным оказался тот, кто плохо провёл инструктаж  о кабелях под нагрузкой и не доходчиво объяснил, что нельзя делать. А главное не заполнил Журнал инструктажей  и не дал расписаться. Электрик потом был наказан и долго ещё объяснял, как он проинструктировал персонал и где отметка о проведении инструктажа.

        Немного отклонюсь от темы, про «ЖУРНАЛ инструктажей» будет поучительна ещё одна история.
      
Западная Лица. Территория базы атомных подводных лодок. Наша лодка стояла у пирса с раскрытыми створками торпедопогрузочного люка. Шла плановая погрузка торпед на борт. Процесс этот длительный и неспешный. Приходит машина. Торпеда цепляется автокраном и аккуратно, с помощью оттяжек и обеспечивающего погрузку персонала, заводится в торпедопогрузочный люк. Люди на погрузке четко распределены по местам. Руководит работами командир миноторпедной боевой части – командир БЧ-3 или попросту МИНЁР. Командир лодки с мостика контролирует общую организацию процесса. Мероприятие это очень ответственное. На борту корабля при погрузке боевых торпед объявляется «Боевая тревога» и в течение всего этого процесса экипаж находятся на боевых постах. Но, торпеду нужно не только убрать в отсек, а уже в отсеке уложить её на нужный стеллаж. И вот, когда работа подходила к концу, последние «штрихи» по раскреплению торпед проводились в торпедном отсеке. Старшина 1-ой статьи срочной службы, у которого служба близилась к завершению, показывал уроки мастерства молодым матросам. Он уже снял верхнюю одежду, переобулся в «подводнические» тапочки с дырочками, и, быстро передвигаясь, позволил себе пробежаться по корме торпеды и, в пылу учебного показа, наступить на  лопасть её винтов.
      Кто не знает, поясняем. Лопасти у торпеды довольно тонкие, края подточены, выглядят, как лезвие ножа. Благо старшина был не толстый, но и его собственный вес позволил лопасти распороть его тапок и глубоко вонзиться в ступню. Крови было много. Шум подняли тоже не шуточный. С госпиталя срочно вызвали скорую помощь. Старшине перевязали рану бинтами, уложили на носилки и подняли наверх, на пирс. И ждали скорую помощь. Естественно, все взоры высокого начальства были направлены на командира БЧ-3. Но, главное, о чём ему напомнил командир АПЛ, был ли произведён инструктаж по мерам безопасности перед проведением торпедопогрузочных работ. Вот тут-то, многоуважаемый командир БЧ-3 и лопухнулся. Всё было обыденно просто. В пылу приготовлений к погрузке, он забыл провести инструктаж. Таким образом, вина за этот инцидент ложилась только на его плечи. Действовать нужно было оперативно.
      Командир БЧ-3 оперативно подготовил  все записи в журнале и побежал на пирс к старшине. В это время приехала скорая помощь из госпиталя и старшину уже несли на носилках в машину. Командир БЧ-3, с молодецкой удалью покрыл расстояние в 300 метров до машины. Когда носилки уже ставили на направляющие машины скорой помощи, командир БЧ-3 остановил всех, дал старшине ручку, открыл журнал и показал место для подписи. Старшина, лёжа на носилках, видел зависший над ним журнал и строчку, где он должен был расписаться. Поставил свою подпись. Минёр вздохнул с облегчением и сам задвинул носилки в машину. Теперь никакой его вины не было.  Обошлось. Комиссия по расследованию инцидента никаких нарушений в проведении работ не нашла.

        Вот такие вещи творились, а может быть, и продолжают твориться на флоте. Тогда, всю суету и многолюдное действо флотской жизни сравнивали с нехорошим матерным словом. Всегда, при случае, ругали организацию службы и прочих мероприятий. При этом, наивно полагая, что на «гражданке» всё правильно и никогда не возникает таких заморочек. Там люди не связаны присягой, долгом, риском.  Поэтому всё гораздо разумнее и проще.  Но, когда служба доходит до края безвозвратного перехода в состояние простого гражданина России, начинаешь удивляться всей безысходности жизни на гражданке. Здесь всё просто. Тебе никто не должен и ты никому не нужен. Если помогли родители, знакомые и пристроили на хорошее место, то живёшь «как парень». Если сам успел наворовать, тоже с улыбкой смотришь из окна своего дома. Небольшой процент пробивает себе дорогу сам и добивается определённых высот, при этом практически каждый день доказывая свою профессиональную пригодность. Остальное большинство существует на уровне нормального российского середнячка. Испытывая обыкновенное человеческое счастье отдохнуть в выходные после трудовой недели на берегу реки с удочкой, или сидя в беседке с видом на свой дом, или просто что-то мастеря в своё удовольствие в своём гараже. При этом, с какой-то гордостью вспоминая годы службы на подводной лодке в тяжёлые годы развала СССР, в годы длительного становления России. Было тяжело, но флот выстоял. И мы к этому имели прямое отношение.

Автор:  Онуфриев Дмитрий (при содействии Александра Ярового)





В соответствии с Законом Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах",
разъяснением Российского авторского общества от 28 июля 1994 г. N 1-8-12/199 и
рекомендацией Судебной палаты по информационным спорам при Президенте Российской Федерации от 14 октября 1994 г. N4:
1. www.baplpskov.ru принадлежат ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПРАВА на все произведения, созданные представителями
Администрации сайта, либо иными лицами, публикующими впервые на портале свои произведения.
2. При использовании информационных продуктов, материалов сайта БАПЛ «Псков» (www.baplpskov.ru) ссылка на портал обязательна.

 
« Последнее редактирование: 01 Июль 2013, 19:06:14 от Митя » Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006, Simple Machines LLC
 
© 2007 БАПЛ "Псков"
www.baplpskov.ru
CMS HostCMS