Большая атомная подводная лодка  Псков
 

Форум

Сайт Начало Помощь Поиск Войти Регистрация
21 Сентябрь 2019, 04:17:38 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Войти
 
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Замполит 1. (или воспоминания о Замполите)  (Прочитано 8322 раз)
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 806


Служение стихиям не терпит суеты.


« : 07 Июнь 2013, 21:34:23 »

По истечении многих лет, с какой-то особой теплотой вспоминаются курсантские годы. Советское время.

«Все жили вровень, скромно так,-
Система коридорная,
На тридцать восемь комнаток
Всего одна уборная».
                          В.Высоцкий


Точнее сказать, последние годы существования Советского Союза.
Годы учёбы в Высшем военно-морском училище, со всей насыщенностью учебного процесса, зачётами, экзаменами, утренними пробежками на зарядке, обеспечением городских мероприятий, парадами в праздничные дни два раза в год,  марш бросками, лыжными походами,  нарядами, караулами и т.д..  С первых дней пребывания в училище, нас воспитывали старшие офицеры – командир роты, офицеры-преподаватели.  Менее заметно, но более ощутимо «лечили» наши души заместители начальника факультета по политической работе, заместитель начальника училища по политической работе. Воспитательную работу мы начали получать от них также с первых дней обучения в училище. В их делах, в их речи всегда прослеживалась руководящая и направляющая роль коммунистической партии Советского Союза. В словах содержался стержень, направленный на подъём морально-психологического состояния, мобилизующий на выполнение поставленной учебной или боевой задачи. Стилистика и содержание таких изложений прививались планомерно, монотонно.  К  этому постепенно привыкли и адаптировались. В итоге, курсантские головы уже настроились на нужную волну, и на всех построениях, сборах, собраниях, практически всегда  речь замполитов была уже предсказуемой. К их «стилю жизни» привыкли, как к тельняшке. Все понимали, что говорят они хорошо, а в условиях боевой обстановки, как они себя поведут, что будут делать, какова их роль и смогут ли они её исполнить – этого практически никто не ведал.  Поэтому и отношение к замполитам строилось, как к чему-то необходимо ненужному.

       В реальных условиях с «боевым» замполитом, впервые мы столкнулись на практике и смогли засвидетельствовать работу «инженера человеческих душ».  Это был визуально крепкий, чуть выше среднего роста офицер, со спортивной фигурой, хорошо подогнанной и ладно сидящей военно-морской формой, в звании капитана 2-го ранга. Энергии ему было не занимать, все свои команды он требовал исполнять неукоснительно, хорошо понимая сферы, границы своей деятельности, не противоречащие руководящей роли командира корабля. Он работал по утвержденному плану с личным составом экипажа, много времени уделял матросам и старшинам срочной службы. Организовывал всевозможные мероприятия, празднования. Матросы видели в нём заботливого опекуна. Ну, а говорить мог так – заслушаешься. При всей своей плотной жизнедеятельности, замполит смог нас сильно удивить. Было это в какой-то обычный день, мы, желторотые курсанты, увидели замполита в парадной форме. Большое впечатление произвело то, что на груди его могучей, при небольшой кучности медалей, ладно сидел боевой орден – орден Красной Звезды. Это вызывало огромное уважение. Где и как замполит в мирное время мог получить такой орден - нас очень и очень интересовало. Как-то, подвернулся случай, и мы попросили замполита рассказать, об этом. Но, сославшись на занятость, офицер ушёл. Ещё не один раз мы подходили к нему, но всё как-то не складывалось. То он был занят, то нас отправляли на корабль.

       А что делает курсант на практике?  Выполняет распорядок дня и изучает будущую материальную часть.  В общих словах, определяется и формирует понимание того, чем будет заниматься после выпуска из училища. Курсант изучает корабль, но ничего не трогает.
       Как-то получилось так, что мы были на корабле. По кораблю объявляют: «Курсантам срочно убыть в казарму, в распоряжение замполита». Мы бегом бежим. Он нас, четырёх курсантов, рассаживает за столы, выдаёт листы бумаги, ручку и начинает диктовать текст: «Здравствуйте мама и папа. У меня всё хорошо». Мы пишем, ничего не понимаем. Зачем писать нашим мамам и папам?  Смотрим друг на друга, в обстановку вникаем. Замполит дальше: «Я попал служить в войсковую часть №….. с двумя земляками. Сразу был зачислен на все виды довольствия. Кормят нас хорошо. Три раза в день. В рационе преобладает каша, мясо, особенно хорош гороховый суп. …..». И так на весь лист. Потом выхватывает у нас листы, просматривает и тихо так говорит: «Молодые матросы письма домой не пишут, а родители волнуются, начинают искать, писать. Я молодым матросам дам подписать, ну а если не умеют – сам подпишу и отправлю на их родину. В итоге, всем хорошо». Тут ничего не скажешь, своеобразная и, возможно, единственно правильная забота о личном составе. После этого мы опять пошли на корабль, размышляя каждый о своём.

       Хотелось бы отметить что, в многонациональном экипаже, как среди офицеров, мичманов, так и среди матросов срочной службы, какого-либо панибратства и неуставных отношений практически не было. С высоты прожитых лет понимаешь, что планомерно и настойчиво в наше сознание вкладывалась необходимость уважать друг друга и в обязательном порядке обращаться по имени и отчеству. Это всегда являлось и является характерной чертой службы на подводных лодках. Не все имена с отчествами можно было произнести с первого раза, особенно сложные были у матросов, старшин с  Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, Казахстана. Но, как известно на флоте, гениальность достигается частым повторением. Никого не обижали.

     Как-то подвернулся денёк. Был очередной праздник. Когда закончились все торжественные мероприятия и экипаж разошёлся по местам дислокации, замполит пришёл в казарму. Настроение у него было возвышенное. Он собрал нас в Ленинской комнате и, сняв шинель, без длительных прелюдий, стал рассказывать про свой орден: «Шли мы под водой на глубине 80 метров. Нормальная размеренная жизнь обычного выхода в море. Вдруг на корабле объявляется аварийная тревога: «Поступление воды в 1-й отсек». Лодка теряет ход и ложится на грунт,  «ласково» втыкаясь в него носом. Ситуация не из приятных. Определяемся по нашим возможностям. Устраняем  поступление воды. Осушительными насосами откачиваем воду из отсека за борт.  Продуваем цистерны главного балласта. Не тут-то было. Оторваться от грунта не получается. Продуваемся опять, даём задний ход. Ничего. Дулись, дулись, в итоге воздух остался только в командирской группе системы ВВД. Командир объявляет большой сбор и строит в отсеке весь экипаж. Говорит: «Лодка плотно вошла в грунт. Нужны добровольцы. Задача - откопать подводную лодку. Извлечь из плена морского дна».  Я, как и положено замполиту, делаю первый шаг вперёд. За мной выходят ещё два человека. Командир ставит нам задачу: «Выйти за борт, окопать лопатами нос подводной лодки и обеспечить всплытие». Одеваемся в СГП, одеваем ИДА-59М. Берём лопаты. Выходим через торпедный аппарат за борт, распределяемся по длине носовой части и начинаем копать. Скажу вам, принеприятнейшее занятие.  Поднимающаяся от грунта муть, ошмётки водорослей, нулевая видимость, делают пребывание в инородной сфере весьма страшноватым. Сам болтаешься в воде как говно в проруби, даже грузы на спине особо не помогают удерживаться на дне, когда вгоняешь лопату в грунт. Не знаю, сколько времени прошло, только копали мы долго, потихоньку перемещаясь с носа в корму.
     Вдруг, подводная лодка отрывается от грунта, даёт ход и уходит. Мы стоим на дне, как брошенные дети.



Ну, что делать? Объясняю бойцам жестами, что беру командование на себя. Ориентируюсь и определяю, в какой стороне берег.  Строю бойцов и вперёд. Так мы ещё трое суток с лопатами по дну до берега добирались. Вот за то, что была выполнена боевая задача, сохранены  жизни бойцов, сохранён боевой корабль, Родина наградила меня орденом Красной Звезды.
    Замполит закончил своё повествование, и на такой специфичной нотке самоудовлетворённости, оделся и ушёл. Мы так и не поняли, за что замполит получил боевой орден. Когда пришли на корабль и рассказали об этом командиру нашей боевой части, он пояснил, что этот рассказ – коронный для нашего офицера-воспитателя. А за что он получил этот орден, так никто и не объяснил.  Осталась в замполите какая-то загадка.

       И насколько менялось время, замполитов «перековывали» в разные названия, в итоге они стали  помощниками  командира по воспитательной работе. И всё-таки, надо отдать должное людям этой специальности, тем кто отдавал и отдаёт всю душу, время, опыт работе с экипажем.  Кто является тем необходимым  нужным «громоотводом» в стрессовых ситуациях, кто обеспечивает нормальную службу матросам и старшинам, проводит работу с их родителями, кто выбивает квартиры для офицеров и мичманов и т.д.. Таких замполитов было не так уж и много. Но, они были.

Автор:  Онуфриев Дмитрий (при содействии Александра Ярового, Вадима Владимирова)


В соответствии с Законом Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах",
разъяснением Российского авторского общества от 28 июля 1994 г. N 1-8-12/199 и
рекомендацией Судебной палаты по информационным спорам при Президенте Российской Федерации от 14 октября 1994 г. N4:
1. www.baplpskov.ru принадлежат ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПРАВА на все произведения, созданные представителями
Администрации сайта, либо иными лицами, публикующими впервые на портале свои произведения.
2. При использовании информационных продуктов, материалов сайта БАПЛ «Псков» (www.baplpskov.ru) ссылка на портал обязательна.

 
« Последнее редактирование: 24 Апрель 2015, 21:17:09 от Митя » Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006, Simple Machines LLC
 
© 2007 БАПЛ "Псков"
www.baplpskov.ru
CMS HostCMS