Большая атомная подводная лодка  Псков
 

Форум

Сайт Начало Помощь Поиск Войти Регистрация
08 Декабрь 2019, 15:48:54 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Войти
 
Страниц: 1 [2]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: АВАРИЙНОСТЬ на ПЛ  (Прочитано 51239 раз)
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #15 : 14 Август 2009, 20:17:34 »

http://dav-yuri.narod.ru/s5.html

К-32, ПР.667-А, СФ, 31 ДИВИЗИЯ

7 АВГУСТА 1985 ГОДА ПЕРЕГРУЗКА ФА1К ПРОИЗОШЛО РАДИОАКТИВНОЕ ЗАГРЯЗНЕНИЕ 6-ГО И 7-ГО ОТСЕКОВ.

07.08.85 г произошло радиоактивное загрязнение 6-го и 7-го отсеков до 30000 расп./см2мин и л/с в количестве пяти человек до 700 расп./см2мин при перегрузке ФА 1-го контура.

В 23 ч 35 мин 06.08.85 с ПЛ убыл зам. НЭМСа 31 дивизии ПЛ, были отпущены представители СРБ обеспечивающие работы.

В 00 ч 30 мин 07.08.85 командиром БЧ-5 было принято решение по загрузке свежей шихты. При этом представители СРБ не вызывались, НХС на ПЛ отсутствовал, записи в вахтенных журналах ЦП и ПУ ГЭУ о проводимых операциях не производились, контроль за РО не осуществлялся.

В 09 ч 20 мин начато, непредусмотренное планом работ, осушение ДЦ1к на ПМ-50. Командование корабля, ДВС и оперативная служба в известность о работах поставлены не были, документы на передачу ЖРО не оформлялись, анализы воды перед осушением не проводились, контроль за состоянием систем не осуществлялся.

В 09 ч 40 мин из-за неправильной подготовки системы осушения произошел разрыв шланга, в результате чего в коридор и насосную вылилось около 100 литров воды 1 контура. Отсутствие контроля за РО и попытка скрыть происшествие привела к разносу радиоактивности в 6-й отсек и загрязнению л/с. Штаб обстановки не знал.

Происшествию способствовали:
1. Низкая организация службы.
2. Низкая требовательность при организации ПЯОР со стороны ЭМС и ХС.
3. Отсутствие контроля за выполнением мероприятиями со стороны командования.
4. Слабая воспитательная работа на ПЛ по предупреждению аварийности и воспитанию у личного состава ответственности за неукоснительное выполнение инструкций



* sf0711020101.jpg (31.44 Кб, 600x450 - просмотрено 2168 раз.)
Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #16 : 14 Август 2009, 20:21:00 »

http://dav-yuri.narod.ru/s5.html

К-431, ПР.675, ТОФ,

10 АВГУСТА 1985 ГОДА ПРИ ПЕРЕГРУЗКЕ АЗ ПРОИЗОШЕЛ ВЗРЫВ НОСОВОГО ЯР.

15.03.85 г. ПЛ поставлена на СРЗ ВМФ для перезарядки ЯР ЯР. Перезарядка ЯР ЯР осуществлялась силами БТБ. В ходе выполнения сопутствующих работ заводом на ПЛ вырезан съемный лист размером 5000 на 2800 мм над 6-м отсеком, смонтирован защитный «домик» и выгорожена ЗСР. По окончании выполнения сопутствующих работ 15.05.85 реакторный отсек по акту был передан для проведения перезарядки БТБ. Работы по перезарядке ЯР обеспечивались плавучей технической базой перезарядки входящей в состав БТБ. БТБ проверило наличие и комплектность перегрузочного устройства. 19-20.07.85 в носовой и кормовой ЯР загружены новые аз.
При гидравлических испытаниях 1-го контура Р=250 кгс/см2 после загрузки новых аз и закрытия реакторов, на носовом ЯР 03.08.85 была обнаружена неплотность основного разъема. Для устранения неплотности было принято решение о подъеме крышки ЯР и замене уплотнительной прокладки, подтвержденое 05.08.85 ТУ флота.
09.08.85 в 18 ч 30 мин был демонтирован и снят нижний фланец носового ЯР. При осмотре уплотнительной прокладки, руководителями перезарядки были обнаружены вдавленный сварочный электрод, конец которого (длиной 3-4 см) был загнут на корпусе ЯР, окалина и оплавленные продукты сварки. Об обнаружении посторонних предметов на уплотнительной прокладке руководитель работ по перезарядке никому не доложил и записи в журнале не сделал.
В ночь с 9 на 10.08.85 были демонтированы и выгружены штатные гильзы СУЗ со стержнями АЗ и КР и установлены, как это требуется по регламенту, 20 нештатных стержней-поглотителей из комплекта оборудования.
Состояние ПЛ перед аварией: ПЛ ошвартована вторым корпусом левым бортом у плавучего причала СРЗ, к правому борту ПЛ ошвартована плавучая мастерская. Прочный корпус ПЛ герметичен, за исключением 6-го отсека. Негерметичны ЦГБ №-4 правого и левого бортов, а также ЦГБ №-5,6,7 левого борта, так как планировался доковый ремонт. Электропитание ПЛ получала с берега. Кормовой ЯР заглушен всеми штатными поглотителями. Установлен технологический упор-заглушка на шток КР. На носовом ЯР ведутся работы по устранению неплотности основного разъема.
10.08.85. Л/с находился на ПЛ и занимался согласно суточных планов. Командир ПЛ, КБЧ-5, КДД находились в отпуске, а их обязанности временно исполняли СПК, КДЖ, КГДУ соответственно.
Обстоятельства аварии: 10.08.85 в 08 ч 00 мин к выполнению работ по подрыву крышки носового ЯР под командованием руководителя работ приступила 3-я смена перегрузочного комплекса и руководитель работ предыдущей смены. В связи с тем, что работы по подрыву и подъему крышки ЯР ранее не планировались, руководителем перезарядки для контроля работ по подрыау и подъему крышки ЯР и оформления разрешения на выполнение ПОР были вызваны старший руководитель физических измерений и вахтенный контролирующий физик.
В 08 ч 30 мин на ПУ перезарядкой на вахту заступил дежурным по ГЭУ КДД БЧ-5, которым была проведена проверка ПА СУЗ носового ЯР. Для обеспечения безопасности подъема крышки ЯР было смонтировано штатное перегрузочное оборудование, исключающее перемещение КР. Установка этого оборудования была произведена с нарушением штатного, относительно расположения балок и стойки, а также способа крепления их друг с другом. Вследствие этого не была обеспечена соосность упора, предназначенного для исключения перемещения КР вверх при подъеме крышки ЯР. В нарушение статей РОП-73, обязательные проверки и приемки монтажа перегрузочного оборудования не производились и актами не оформлялись. В журнале перезарядки отсутствует запись старшего руководителя физических измерений, разрешающая проведение этих работ.
С 10 ч 30 мин до 10 ч 50 мин произведен подрыв крышки носового ЯР гидравлическими домкратами на высоту 55 мм. Для осмотра и выяснения причин течи уплотнения ЯР в 6-й отсек прибыли зам. НЭМСа, ВрИО КБЧ-5, а также заместитель начальника комплекса перезарядки БТБ. По приказанию начальника смены были направлены из отсека на плавучую мастерскую старшина и матрос за траверсой для подъема крышки ЯР. В 11 ч 20 мин от них поступил доклад о том, что траверса в разобранном виде.
Руководителем работ, в нарушение технического процесса, было принято решение поднимать крышку ЯР стропилами. Крышка была остроплена за 4 рыма, вместо штатной траверсы и начат подъем. Подъем крышки ЯР проводился в несколько приемов.
Движение КР вместе с крышкой произошло за счет заклинивания (сцепления) штока КР и упора в стойке крышки под воздействием заневоленного упора. При этом в начале подъема, когда усилие сцепления было недостаточным, крышка, преодолевая это усилие, не увлекала за собой КР. По мере продвижения крышки вверх сцепление штока КР с крышкой усиливалось и стало достаточным для подъема КР. При этом движение КР вверх могло происходить только при условии перемещения вверх балки. Соединение балки с опорой стойки посредством тросика не препятствовало этому (при перемещении балки происходит выбор слабины тросика и его натяжение). в районе критического положения КР (при подъеме ее на 150 мм) произошел разрыв тросика и вследствие этого резкий подъем крышки ЯР с жестко закрепленной в ней КР за счет натяжения тросов подъемного крана.
При подъеме КР на 25-30 мм выше критического положения, в нижней части аз, на высоте 180-200 мм от нижних упоров, возникла самоподдерживающаяся ЦРД с коротким периодом удвоения мощности. Большие тепловыделения в нижней части аз привели к разогреву т/н с образованием пара, в основном внутри технологических каналов и резкому повышению Р1к. Этим Р подбросило крышку ЯР – произошел 1-й взрыв.
Выброс значительной части т/н из каналов снизил реактивность аз, благодаря чему ЦРД в нижней части аз стала глохнуть. КР выталкиваемые из аз давлением 1-го контура, высвободили избыточную реактивность, из-за чего вновь стала развиваться ЦРД и произошло повторное резкое повышение Р1к, которым из корпуса ЯР выбросило крышку и промежуточные плиты с КР и остатками технологических каналов. Таким образом произошло два паровых взрыва.
Полное глушение ЯР произошло вследствие большого разрушения аз. При взрывах разрушена и выброшена на корпус соседней ПЛ конструкция защитного «домика». Крышка ЯР с захватом, балкой и упором была выьрошена из отсека и, ударившись о борт плав. мастерской, упали обратно в 6-й отсек. Часть разрушенной экранной сборки (промежуточные плиты, КР с частями технологических каналов, боковой экран) вылетела из корпуса реактора и упала в районе крышки кормового ЯР. Выброшенные при взрыве элементы КР и разрушенной аз позже обнаруживались на корпусах соседних кораблей в радиусе 150 метров.
Из-за выброса в 6-й отсек раскаленной топливной композиции и элементов конструкции аз аварийного ЯР, возник пожар большой силы, который удалось ликвидировать только затоплением отсека.
При взрыве в 6-м отсеке погибли 10 человек, находившихся в нем.
Действия л/с ПЛ и флота: Во время аварии непосредственное руководство БЗЖ ПЛ осуществлял ВрИО командира ПЛ. В 11 ч 55 мин на ПЛ объявлена аварийная тревога, начато выполнение ПМ по БЗЖ. В результате взрывов произошло полное обесточение ПЛ, в том числе ГГС и освещения, давление в кормовых группах ВВД упало до нуля. В момент взрыва резко увеличилась осадка ПЛ, поэтому из ЦП было проведено продувание ЦГБ. Объявлен сигнал «РО», с ЗСР – 5-7 отсеки. Контроль за РБ осуществлялся СРБ.
В отсеках создалась опасная радиационная обстановка: на кормовой переборке 5 отсека – 80 р/ч, в 4 отсеке – 6 р/ч, на носовой переборке 7-го отсека – 3 р/ч.
Для тушения пожара в 6 отсек, а затем в 7 отсек, был дан хладон со станции 10 отсека, а с прибытием аварийных партий завода и с соседних ПЛ, а также подхода противопожарного катера – пожар тушился подачей воды в 6-й отсек, через съемный лист.
К 12 ч 30 мин в носовых отсеках ПЛ было восстановлено освещение от щита ГРЩ-1.
БЗЖ ПЛ возглавил НЭМС. В 13 ч 00 мин из-за ухудшения РО л/с был выведен с ПЛ. В 1-3 отсеках оставлено по одному вахтенному, в 4-м отсеке оставлено пять человек во главе с ВрИО командира ПЛ. организован периодический осмотр 7-10 отсеков разведчиками.
В 14 ч 20 мин по докладу разведчиков обнаружена большая задымленность и поступление воды в 5-й и 7-й отсеки через выгоревшие сальники переборок 6-го отсека.
В 15 ч 30 мин потушен пожар в 6-м отсеке, который смогли ликвидировать только путем затопления отсека забортной водой. Отмечено появление крена и дифферента на корму, а также поступление воды в 8-й отсек через сальники линии валов.
В 16 ч 00 мин дифферент вырос до 3о на корму, были продуты ЦГБ №-7,8,9,10. Руководство БЗЖ ПЛ принял прибывший к месту аварии первый заместитель командующего ТОФа. От аварийной ПЛ были отведены корабли, стоящие вблизи нее.
В 20 ч 30 мин в связи с угрозой потери остойчивости и плавучести, ПЛ с помощью буксиров была посажена носовой оконечностью на отмель. 6-й отсек затоплен по ватерлинию, 5,7,8 отсеки затоплены частично. ПЛ получила посадку: Тн=7,9 м, Тк=8,3 м, Тср=9,1 м, плечо продольной остойчивости 0,25 м, запас плавучести 400 т, поперечная метацентрическая высота 0,05 метра.
С прибытием сил ПСС на ПЛ через люки 4 и 9 отсеков были поданы погружные насосы и начата откачка воды из 5, 7, 8 отсеков. Подан воздух на продувание ЦГБ от водолаза.
В 18 ч 00 мин 11.08.85 по окончании осушки отсеков и продувании ЦГБ, ПЛ подвсплыла с незначительным дифферентом на корму и имела следующую посадку: Тн=7,9 м, Тк=8,3 м, Тср.= 8,1 м, плечо продольной остойчивости 80 м, запас плавучести 690 т, поперечная метацентрическая высота 0,18 м.
При проведении спасательных работ произведены: откачка воды из 5, 7, 8 отсеков, поддержание ПЛ на плаву с помощью плавучих кранов (за два носовых и одно кормовое штоковое устройство), подано ВВД для продувания ЦГБ и электроэнергия на водоотливные средства.
Состояние ПЛ после аварии: Внутри реакторного отсека разрушены конструкции АВ АВ и выгородок СУЗ. Корпус носового ЯР претерпел серьезные перегрузки и имеет механические повреждения вследствие взрывов, в нем находятся остатки разрушенной аз, топливная композиция и элементы экранной сборки с повышенной активностью (200 – 300 р/ч). кормовой ЯР и его оборудование, биологическая защита, а также другое оборудование ППУ обоих бортов – залиты морской водой и подвергаются интенсивному коррозийному разрушению. Имеется вероятность повреждения бака ЖВЗ.
В реакторном отсеке разрушены системы ВВД, ГВД, общесудовой вентиляции, паропроводы, кабельные трассы, электрооборудование ППУ, нарушена герметичность носовой и кормовой переборок, в отсеке разбросаны части КР с повышенной активностью, части рабочих каналов, экранной сборки. Реакторный отсек и оборудование ППУ обоих бортов ремонту не подлежат.
Радиационная обстановка в начальный момент аварии определялась мощностью гамма-излучения, газовой и аэрозольной активностью воздуха. В последствии она была обусловлена гамма-излучением от аварийного 6-го отсека ПЛ и загрязнением различных поверхностей радиоактивными веществами. Уровень радиации в районе 6-го отсека ПЛ доходил до 170 р/ч. радиоактивность воды в районе ПЛ повысилась от 10-12 до 10-7 Ки/л.

Причины аварии:
1. Тепловой взрыв носового ЯР, произошел из-за грубых нарушений л/с БТБ технологического процесса перезарядки ЯР.
2. Грубые нарушения технологии перезарядки ЯР и требований руководящих документов, низкая организация службы на БТБ, явились следствием бесконтрольности за деятельностью л/с со стороны командования БТБ, соединения, объединения и ТУ флота.

Виновники аварии:
1. Руководитель перезарядки, не выполнивший требований РОП-73, допустивший грубые нарушения технологии и не принявший действенных мер по их предупреждению, обнаруживший при монтаже перегрузочного устройства нарушения и не запретивший при этих нарушениях продолжения ПОР по подъему крышки ЯР.
2. Старший руководитель физических измерений.
3. ВрИО командира БТБ.
Действия л/с ПЛ, аварийных партий других кораблей и береговых частей, ПСС флота по БЗЖ ПЛ в целом отвечали сложившейся обстановке, были самоотверженными и оцениваются положительно.



* submarina_234.jpg (27.72 Кб, 600x446 - просмотрено 2041 раз.)
« Последнее редактирование: 14 Август 2009, 20:29:03 от Митя » Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #17 : 14 Август 2009, 20:26:46 »

http://dav-yuri.narod.ru/s5.html


К-461, ПР.971, СФ,

16 АВГУСТА 1993 ГОДА ПРИ НЕОБОСНОВАННОМ ВВОДЕ ГЭУ,
В РЕЗУЛЬТАТЕ НЕОСМЫСЛЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ ЛИЧНОГО СОСТАВА БЫЛИ ВЫВЕДЕНЫ ИЗ СТРОЯ ПАУ-1М ПГ-2, 3, 4.

16.08.93 с целью подготовки ПЛ к выходу в море для отработки задачи, нелинейным экипажем в вечернее время, без контроля со стороны штаба, производится ввод ГЭУ. Личным составом БЧ-5 материальная часть к вводу ГЭУ готовилась не качественно. Старшим на вводе ГЭУ помощник НЭМСа по электрической части действиями л/с БЧ-5 не руководил, НХС только 01 июля 1993 года прибыл на корабль после учебы в УЦ ВМФ и впервые самостоятельно участвовал в воде ГЭУ. Флагманский химик действия НХС не контролировал.
В процессе разогрева установки наблюдалось снижение вакуума в АВ и рост давления в носовой АВ из-за неготовности системы вакуумирования к работе. Анализ событий и фактов не проводился, причина не выяснялась.
При подключении очередного ПГ-3 произошло снижение Р1к и Нко . при запросе ПУ ГЭУ о радиационной обстановке НХС доложил, что наблюдает рост показаний блоков детектирования, особенно за ПГ-2 (что является естественным процессом при вводе ГЭУ за счет повышения активности теплоносителя 1-го контура) и уровня радиации в АВ. При этом пороговые установки превышены не были. Командиром ДД и оператором ПУ ГЭУ совпадение этих обстоятельств было воспринято как течь 1-го контура в трубной системе ПГ-2.
Все дальнейшие действия ГКП и ПУ ГЭУ были направлены на выяснение причины и ликвидации «ядерной аварии» которая якобы имела место.
В результате неосмысленных действий подключались и отключались все парогенераторы, пускались НППК и только после этого была сброшена АЗ ЯР. ИЦК был отключен, записи в вахтенном журнале ПУ ГЭУ не полные.
Ошибочные действия л/с привели к выводу из строя ПАУ-1М ПГ-2, 3, 4.

Причины аварийного происшествия:
1. Низкая организация приготовления и ввода ГЭУ.
2. Слабая профессиональная (специальная) подготовка л/с БЧ-5.
3. Формальный прием задачи.


* x_71a09fe6.jpg (20.89 Кб, 600x450 - просмотрено 2252 раз.)
Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #18 : 14 Август 2009, 20:28:08 »

http://dav-yuri.narod.ru/s5.html

К-140, ПР.667-А, Г.СЕВЕРОДВИНСК,

23 АВГУСТА 1968 ГОДА ПРИ НАХОЖДЕНИИ У СТЕНКИ ЗАВОДА ПОСЛЕ ВЫПОЛНЕНИЯ
МОДЕРНИЗАЦИОННЫХ РАБОТ ПРОИЗОШЕЛ НЕСАНКЦИОНИРОВАННЫЙ ВЫХОД НА МОЩНОСТЬ ЯР ЛЕВОГО БОРТА.

Авария произошла вследствие самопроизвольного подъема КР в верхнее положение из-за неправильного монтажа сети резервного питания КР при подаче питания на системы управления, защиты и контроля.
Состояние ГЭУ перед аварией: все приборы управления и контроля за ЯР и установкой были отключены (обесточены). Командир группы КИПиА начал проверку подачи электропитания 380 в 50 Гц на электродвигатели КР с другого борта.
Проверку производил не предупредив дежурную службу по управлению установкой, чем была нарушена инструкция по обслуживанию ГЭУ. Отсутствие электропитания на приборах является аварийном сигналом, поэтому сработала АЗ 1-го рода. При этом КР другого борта стали опускаться вниз, однако, как впоследствии было установлено, электропривода от другого борта (резервный источник питания) заводом-изготовителем были подключены неправильно (перепутаны фазы), вследствие чего электродвигатели вместо опускания КР начали их поднимать, при этом подъем происходил не в режиме сканирования, шагами, а в аварийном режиме – непрерывно. В результате все четыре ПКР были выведены в верхнее положение и был освобожден запас реактивности 0,116 (11,6%).
Поскольку все приборы были отключены, то дежурный по ГЭУ никаких первоначальных внешних признаков аварии не обнаружил. Примерно через 40 минут после проверки подачи питания на электродвигатели было обнаружено повышение температуры в реакторном отсеке, о чем было доложено на ПУ ГЭУ. После включения приборов контроля за состоянием ЯР было установлено, что все КР находятся в верхнем положении. Все приборы давления и температуры в ЯР и 1-м контуре «зашкаливают» вследствие того, что давление и температура в 1-м контуре были выше, чем верхние пределы измерения приборов ( P=250 кгс/см2 и T=400оС).
По произведенным позже оценочным расчетам Nяр в ходе аварии превысила Nном в 18 раз, а P1к выросло до 760 кгс/см2, однако нарушения герметичности 1-го контура не произошло.
РО в отсеках резко ухудшилась. Личный состав после установления факта аварийного состояния ЯР приступил к локализации аварии и заглушил избыточную реактивность. Однако сразу опустить КР не представилось возможным (предположительно вследствие деформации аз), лишь после приложения некоторых дополнительных усилий три ПКР были опущены на место, а четвертая ПКР – лишь частично, в промежуточное положение.
В результате аварии аз и ЯР левого борта вышли из строя. ПЛ в последующий период эксплуатировалась с одним ЯР. Для обеспечения безопасности в процессе эксплуатации ПЛ в 1-й контур был введен азотно-кислый кадмий в количестве 70 кг. Впоследствии, в период заводского ремонта ПЛ в 1971-1977 годах, ЯР вместе с аз был заменен.

Причинами аварии явились:
Нарушение л/с инструкции по проверке приборов и механизмов.
Нарушение заводом-изготовителем монтажной схемы резервного электропитания на приводы КР.
Низкая организация службы на ПЛ, выразившаяся в том, что:
- подача питания на системы управления, защита и контроля производилась при отсутствии вахты на ПУ ГЭУ;
- прибывшие затем на ПУ ГЭУ операторы не обратили внимание на показания приборов и только через 2,5 часа после подачи питания заметили «зашкаливание» приборов давления и температуры т/н в 1-м контуре.

Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #19 : 16 Август 2009, 12:41:20 »

http://dav-yuri.narod.ru/s5.html

К-175, ПР.675-МК, СФ

29 СЕНТЯБРЯ 1985 ГОДА В ПЕРИОД ДЛИТЕЛЬНОЙ БОЕВОЙ СЛУЖБЫ,
ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ППО И ППР, В 1-Й КОНТУР ОБОИХ БОРТОВ БЫЛ ВВЕДЕН РАСТВОР 4-Х ХЛОРИСТОГО УГЛЕРОДА ВМЕСТО 2,5%-ГО РАСТВОРА АММИАКА.

29.09.85 г по результатам ХА 1-ых контуров обоих бортов, было принято решение о необходимости ввода в 1-й контур 2,5%-го раствора аммиака NH3 для доведения показателей качества воды по водородному показателю и содержанию аммиака до требуемых норм.
Состояние систем и механизмов: ГЭУ правого борта находится в ТГ-режиме, ГЭУ левого борта была выведена из действия и находилась в режиме расхолаживания. Анализы проб 1-ых контуров, отобранных 28.09.85 г, соответствовали требованиям ГОСТа, за исключением содержания NH3 правого борта =7 мг/л и содержания рН правого борта =7.
Для доведения до нормальных значений КБЧ-5 дал указания КДД ввести в 1-й контур обоих бортов по 10 литров 2,5%-го раствора аммиака. В плане работ на 29.09.85 эта работа предусмотрена не была. Часть л/с, свободная от несения вахты, находилась в увольнении. КДД приказал слабоподготовленному в специальном отношении старшине команды спецтрюмных, взять 20 литров 2,5%-го раствора аммиака, хранившегося в выгородке СУЗ, и ввести на каждый борт по 10 литров раствора.
Общее руководство выполнением работ КДД поручил КГДУ наряду с тремя другими заданиями, определив работу по вводу аммиака, как одну из наименее важных.
Старшина команды спецтрюмных приготовил 10 литров 2,5%-го раствора путем доливки в 9 л питательной воды 1-го литра хранящегося раствора, о чем доложил КДД, высказав при этом сомнения в достаточности концентрации словами:»Запах очень слабоват». КДД, не проверив качество раствора, дал приказание старшине команды спецтрюмных приготовить дополнительно еще 10 л раствора (по 5 л на каждый борт) и о готовности доложить КГДУ.
Получив доклад от старшины команды спецтрюмных о готовности раствора к вводу в 1-ые контура, КГДУ, находясь в 10 отсеке, передал приказание КДД о вводе 15 литров 2,5%-го раствора NH3 на каждый борт вахтенному КГДУ.
В 16 ч 32 мин старшина команды спецтрюмных, по приказанию с ПУ ГЭУ, ввел 15 л раствора в 1-й контур правого борта и в 16 ч 45 мин – в 1-й контур левого борта.
В 17 ч 45 мин НХС обнаружил повышение уровня гамма-излучений за насосом ГЦН-146П правого борта. На ПЛ объявлен сигнал «РО» и произведен экстренный ввод ГЭУ левого борта.
В 18 ч 53 мин сброшено АЗ правого борта. При этом уровень гамма-излучения за ГЦН-146П правого борта превысил 5 р/ч. при выходе в ТГ-режим ГЭУ левого борта начался рост гамма-излучения за левый ГЦН-146П.
В 19 ч 58 мин при повышении уровня гамма-излучения за левым ГЦН-146П до 1,5 р/ч была сброшена АЗ левого борта. В дальнейшем, обеспечение ПЛ электроэнергией производилось от дизель-генератора и судов обеспечения.
30.09.85 г по остаткам жидкости, использованной для приготовления раствора, было выявлено, что это не NH3, а 4-х хлористый углерод. Расследованием установлено, что 4-х хлористый углерод, хранение которого на ПЛ запрещено, был ошибочно получен вместо аммиака НХС ПЛ и командиром реакторного отсека 19.08.85 в СРБ п.Камрань. Получение производилось без заявки, на основании личной договоренности КДД и ВрИО начальника СРБ. Документы на получение и выдачу жидкости, паспорт, удостоверяющий соответствие жидкости, не оформлялись. Качество жидкости перед доставкой ее на ПЛ не проверялось Выдачу жидкости производил матрос – заведующий хранилищем. При этом его действие никем не контролировались и при переливании жидкости никто из получателей не присутствовал.

Необходимость ввода аммиака в 1-ые контура обоих бортов, не предусмотренная при нахождении ПЛ на боевой службе, была вызвана следующими причинами:
1. После перезарядки ЯР в марте 1985 года, NH3 до нормы доведен не был. ПЛ вышла на боевую службу, имея этот показатель ниже нормы.
2. В системе ГВД в марте 1985 года был принят азот, с содержанием кислорода 0,35 %. Качество азота в системе ГВД после его частичной замены, произведенной в мае 1985 года, не контролировалось. Содержание кислорода в воде 1-ых контуров не определялось.
3. ПЛ вышла на боевую службу, имея протечки 1 контура правого борта по основному разъему и обратному клапану насоса ГЦН-146П правого борта до 15 мл в сутки, что привело к необходимости периодической подпитки 1 контура этого борта. (кто же, интересно, и почему выпустил эту ПЛ на боевую службу?)

Причины аварии:
1. Выходв море ПЛ, не подготовленной к длительному плаванию (а командование наверное не знало этого?).
2. Отсутствие на ПЛ организации в обеспечении водного режима ППУ и ввод в 1-ые контуры корректирующих добавок.
3. Доставка на ПЛ и хранение жидкости без паспорта ХА, без учета ее как материальной ценности и использование без документа, подтверждающего ее соответствие ГОСТу.
4. Проведение на ПЛ работы без плана и без контроля. Полная безответственность должностных лиц, отвечающих за водный режим и грамотную эксплуатацию установки.
5. Отсутствие руководителя работы непосредственно на месте ее проведения.
6. Нарушение требований руководящих документов по организации хранения ЯТЖ на СРБ и выдача технических жидкостей на корабли без документов, подтверждающих их качество



* submarina_234.jpg (27.72 Кб, 600x446 - просмотрено 2096 раз.)
Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #20 : 07 Октябрь 2009, 18:32:20 »



Б-534, пр.945, СФ.

1-2 НОЯБРЯ 1997 года – ЯДЕРНАЯ АВАРИЯ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ  НФИ и ТТП, ПРИЧИНОЙ КОТОРОГО БЫЛО НАРУШЕНИЕ ТЕПЛООТВОДА ОТ ТВС, ПЕРЕХОД ЗОНЫ ЯР В НЕДОПУСТИМОЕ СОСТОЯНИЕ.

    В октябре 1997 года БАПЛ «Псков» вернулся в родную базу с глубоководного погружения в Норвежском море. Шла к завершению долгая плановая подготовка корабля к выходу на боевую службу.
При проворачивании технических средств обнаружилось, что аварийный источник электроэнергии – дизель-генератор заклинило. Ремонтно-восстановительные работы по дизелю – это процесс длительный. Чтобы не срывать боевую службу, экипаж было решено «пересадить» на БАПЛ «Нижний Новгород».
Осуществив приём корабля, общий вывод был таков, что корабль готов к выходу на боевую службу, но надо было провести необходимые обязательные регламентные работы с материальной частью.
    По боевой части 5 в перечень таких обязательных работ входило проведение нейтронно-физических измерений (НФИ) на ядерном реакторе и теплотехнических проверок (ТТП) на энергетической установке. Зона ядерного реактора находилась в допустимом состоянии и была годна к эксплуатации с установленными ограничениями.
    На начало ноября 1997 года эти работы были спланированы. Обстоятельства сложились так, что штатный начальник химической службы капитан-лейтенант Вороненко по семейным обстоятельствам был отпущен в отпуск. На борт прикомандировали капитана-лейтенанта Титаренко с экипажа соседнего корабля.
    1 ноября (в субботу) приехали представители лаборатории НФИ и ТТП. Старшим на борту от ЭМС был зам.начальника ЭМС к.2 р. Белогунь В.М. Были начаты потенциально ядерно-опасные работы по производству измерений.
    Работа по проведению НФИ достаточно кропотливая, требующая особого внимания и умение чувствовать по приборам поведение ядерного реактора. Личный состав дивизиона движения был хорошо подготовлен. Проведение измерений шло в штатном режиме в строгом соблюдении документации по ядерной безопасности.
В 02ч.00мин.  02.11.1997 года  нейтронно-физические измерения  были закончены. Начался ввод установки для проведения ТТП.
В 04ч.30 мин. были начаты работы по проведению теплотехнических проверок. В ходе проведения проверки было обнаружено не соответствие показаний расходометра по питательной воде мощности реактора. Повысив мощность до 60 %, было отмечено, что с увеличением мощности росла погрешность в показаниях и фактическая мощность была меньше.
В 05ч.45мин. представители лаборатории НФИ и ТТП приняли решение остановить проведение ТТП до устранения неисправности и убыли с корабля. Реактор оставили на мощности 30%. Инженер КИП и А  капитан 3 ранга  Исаенко начал работы по определению причины неисправности и возможности их устранения.
В 06ч.15мин. на пульт управления главной энергетической установкой (ПУ ГЭУ) прибежал взволнованный начальник химической службы капитана-лейтенант Титаренко, у которого в заведовании находился пульт радиационного контроля. Он задал вопрос: «У Вас всё нормально». Осмотрели пульт – все параметры были в норме. Он куда-то убежал. Личный состав продолжал контролировать работу установки и выяснять причину возникшей погрешности.
В 06ч.45мин. на ПУ ГЭУ внезапно появилась засветка предупредительной сигнализации превышения γ-излучения на реакторе, в аппаратной выгородке (АВ), за всеми парогенераторами. Сразу же доложили в центральный пост, командиру корабля к.1 р. Ковалёву. На корабле был объявлен сигнал «Радиационной опасности». Командир БЧ-5 к.2 р. Турчин приказал командиру ДД  и технику-химику произвести замер РО в аппаратной выгородке при помощи переносного дозиметра. КДД к.3 р Онуфриев произвёл вскрытие АВ, техник-химик мичман Тополян из тамбур-шлюза произвёл замер РО – прибор показал 530 мР/ч. АВ КДД закрыл. Убыл на пульт. Через какое-то время на пульт прибыл командир БЧ-5. КБЧ-5 и КДД пошли в реакторный отсек в насосную выгородку проверить готовность системы дренажа к даче проб I контура. Приборы контроля радиационной обстановки в насосоную выгородку не брали.
Параметры I контура были стабильными. За ними был установлен контроль, параметры фиксировались каждые10 мин в таблице. Для проведения дачи проб на развёрнутый радиохимический анализ, было принято решение установку оставить на мощности 30 %. На борт прибыл НЭМС дивизии к.1р. Бурсук В.И.
В 07ч.35мин. на борт прибыли представители службы радиационной безопасности (СРБ) дивизии. Был объявлен сигнал «Радиационная опасность» по Северному флоту. Представителями СРБ в средствах защиты  вошли в АВ для производства дачи проб I контура на РХА.
Произвели выдачу проб I контура. Морячок в фуфайке понёс пробоотборник в лабораторию. Проходя радиационный контроль, замерили РО на пробоотборнике – 30 Р/ч. В 3-м отсеке по проходной палубе были расстелены мокрые простыни. На кормовой переборке 2-ого отсека развернули пост РО, всех выходящих с 3-ого отсека обмеряли и сортировали.
В 08ч.45мин. начали вывод установки. При сбросе защиты одна группа ПКР не опустилась на концевики. НЭМС принял решение в средствах защиты войти в АВ и опустить КР вручную. НЭМС и зам.НЭМСа дивизии вошли в АВ и опустили КР вручную на нижний концевик.
    Установка была расхоложена. В течении 3-х суток на борт приезжали инспекции по ЯБ Северного флота, представители завода-изготовителя, представители разработчиков зоны.
Причины аварийного происшествия:
1.   Действия личного состава дивизиона движения признаны правильными.
2.   Слабая профессиональная (специальная) подготовка начальника химической службы (НХС).
3.   Было установлено, что после проведения комплексной проверки ГЭУ, НХС выключил дублирование показаний с пульта радиационного контроля на ПУ ГЭУ. В 06ч.15мин. он у себя на пульте внезапно обнаружил, что все показания спектрометра РО  зашкалены. Прибыл на ПУ ГЭУ и стал интересоваться, о нормальной работе ГЭУ. Прибыл в ЦП и без доклада командиру корабля, вахтенному инженер-механику  к.3 р. Коннову  сделал запись в журнале Центрального поста о превышении РО в реакторном отсеке и убыл к себе в рубку. В 06ч.45мин. обнаружил, что тумблер, который включает датчики на пульте управления  ГЭУ, находиться в положении «ВЫКЛ». Включил дублирование показаний с пульта радиационного контроля на ПУ ГЭУ.
Следствие:
1.   В связи с крайне безответственными действиями начальника химической службы, более точно определить время начала аварии, при этом на каких мощностях работала установка, сколько часов личный состав ГЭУ находился под повышенными дозами γ- излучения, определить не удалось.
2.   По всем нормативным документам эта авария  классифицируется как ядерная авария. Но, представителями руководства флота, было принято решение классифицировать данную аварию, как ядерно-опасную ситуацию.
3.   Удостоверения участников ликвидации ядерно-радиационной аварии на ядерной установке подводного корабля не получил ни один член экипажа.




* APL945A3.jpg (25.41 Кб, 600x355 - просмотрено 2354 раз.)
« Последнее редактирование: 02 Апрель 2010, 21:14:32 от Митя » Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #21 : 16 Октябрь 2009, 19:27:02 »

http://dav-yuri.narod.ru/s5.html

К-222, ПР.661, Г. СЕВЕРОДВИНСК,
30 НОЯБРЯ 1980 ГОДА ПРИ НАХОЖДЕНИИ ПЛ НА ПО «ЗВЕЗДОЧКА» ПРОИЗОШЕЛ
НЕСАНКЦИОНИРОВАННЫЙ ВЫХОД НА МОЩНОСТЬ ЯР ЛЕВОГО БОРТА


На ПЛ силами представителей бюро-проектанта СУЗ при обеспечении работ со стороны л/с проводилась комплексная проверка СУЗ левого борта.
При убытии л/с на обед, работы по наладке не прекращались. Обеспечение работ было возложено на дежурного по ГЭУ. Однако дежурный по ГЭУ вскоре также убыл на обед, перепоручив свои обязанности командиру группы КИПиА, который являлся одновременно дежурным по ПЛ.
13 ч 44мин по просьбе гражданского наладчика, КГКИПиА подал питание 220 в 400 Гц на СУЗ левого борта. При этом, в нарушение ИУ ГЭУ, наладчик находился на ПУ ГЭУ и самостоятельно управлял ключами. Питание 380 в 50 Гц на систему АЗ предварительно подано не было. Указатели положения органов компенсации реактивности были закрыты монтажными схемами. Случайно отодвинув одну из монтажных схем, наладчик заметил перемещение ПКР-1 и ПКР-2 вверх с большой скоростью.
Переводом ключа «РАБОТА КР-СТОП» перемещение ПКР было остановлено, при этом положение ПКР-1 = 370 мм, а ПКР-2 = 530 мм от НКВ. В это время на ПУ ГЭУ поступил доклад из реакторного отсека о поступлении пара в АВ левого борта. На ПЛ был объявлен сигнал «РО».
В дальнейшем были предприняты попытки опустить вниз ПКР-1 и ПКР-2. Снятием питания ключом ДУ, переключением секции, этого сделать не удалось, и они были опущены только после переключения управляемой обмотки двигателей АЗ при монтаже секции управления.
Состояние ГЭУ левого борта после аварийного проишествия: разрушены измерительные узлы датчиков перепада давления на ГЦН-2 и ГЦН-4 по МС и БС, разорвана зашивка биологической защиты с выбросом дроби и бетонной крошки в районе ГЦН-2, обнаружена вода на настиле АВ в количестве 5 тонн с удельной активностью 4х10-6 Ки/л. после вскрытия БЗ в районе ГЦН-2, обнаружена трещина на торцевом уплотнении насоса длиной 510 мм с максимальным раскрытием 15 мм.
Анализ, зафиксированный в момент происшествия параметров и полученных повреждений показал, что в результате подъема ПКР-1 и ПКР-2 высвободилась реактивность 2 – 4,5%, на основании чего можно предположить, что после достижения Нкрит развитие реакции шло на мгновенных нейтронах. Названные обстоятельства привели к локальному вскипанию т/н в активной зоне и резкому подъему Р1к до 400 кгс/см2, мощность тепловыделения ориентировочно была оценена в 300-600 МВт. Переоблучения л/с ПЛ и рабочих предприятия не было.
Авария стала возможной в результате:
1. Неправильного функционирования блоков генераторов импульсов компенсирующих групп системы СУЗ после их ремонта, что при создавшихся условиях привело к самопроизвольному подъему ПКР-1 и ПКР-2 и к несанкционированному выходу ЯР на мощность.
2. Низкая организация службы на ПЛ, в результате чего имела место несогласованность действий л/с и наладчиков. Анализ схемы системы СУЗ показала, что непрерывный подъем компенсирующих групп стал возможен при следующих условиях:
- наличие питания 220 в 400 Гц на системе СУЗ;
- перемене фазности обмотки управления двигателями генераторов импульсов для управления КГ КГ в режиме АЗ;
- наличие сигнала АЗ;
- снятие торможения с приводного двигателя ПКР;
- отсутствие питания 380 В 50 Гц на систему АЗ.
Неправильное подключение обмотки управления двигателя АЗ (перефазировка) было произведено в период ремонта блоков по не откорректированной схеме.
Аварии способствовало:
1. Нарушение требований по обеспечению ЯБ, а именно:
- выполнение ПОР (наладка СУЗ) без контроля со стороны дежурного по ГЭУ;
- допуск к выполнению ПОР наладчиков, не прошедших соответствующей аттестации.
3. Грубое нарушение л/с требований приказа ГК ВМФ и инструкции дежурного по ГЭУ по обеспечению ЯБ, а именно:
- нарушение подачи электропитания на систему СУЗ;
- допуск наладчиков к управлению ключами на ПУ ГЭУ.




* SMP1.jpg (28.58 Кб, 600x450 - просмотрено 2178 раз.)
Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #22 : 17 Октябрь 2009, 20:19:27 »

http://dav-yuri.narod.ru/s5.html

К-314, ПР.671, ТОФ,
29 ДЕКАБРЯ 1985 ГОДА ПРИ ВОЗВРАЩЕНИИ ПЛ С БОЕВОЙ СЛУЖБЫ К ПОСТОЯННОМУ МЕСТУ БАЗИРОВАНИЯ, ПРОИЗОШЛА АВАРИЯ ППУ ЛЕВОГО БОРТА, ПРИВЕДШАЯ К РАЗРУШЕНИЮ АЗ ЯР ЛЕВОГО БОРТА.


28.12.85 г при стоянке ПЛ в пункте МТО при работе ППУ левого борта на мощности 20%, была обнаружена течь 1 контура левого борта около 10 л в час. Течь была устранена отключением системы очистки и расхолаживания штатной ДУ арматурой. При этом в нарушение ИУ ПЭУ, не были закрыты ручной вентиль и ряд клапанов. Точно установить место течи л/с не удалось.
ПЛ был разрешен переход к месту постоянного базирования с отключенной системой очистки и расхолаживания. Падение Р1к и Нко на переходе с 15 по 28 декабря 1985 г не наблюдалось. РО на ПЛ и в реакторном отсеке оценивалась как нормальная.
29.12.85 при подходе к месту постоянного базирования, после всплытия ПЛ в надводное положение, командир БЧ-5 убедил командира ПЛ разрешить произвести уточнение места течи 1-го контура до подхода к пирсу. Необходимости в выполнении этой работы до прихода в базу и расхолаживании установки не было.
В 01 ч 01 мин 29.12.85 по приказанию КБЧ-5 была сброшена АЗ ППУ левого борта и установка переведена в режим расхолаживания через ПГ.
В 02 ч 20 мин при Т1к > 100оС произведена подпитка газом до давления 145 кгс/см2 и подключена система очистки и расхолаживания путем открытия с ПУ ГЭУ соответствующих клапанов. При снижении Р1к и Нко соответствующие клапана были дистанционно закрыты.
В 02 ч 35 мин парогенераторы левого борта поставлены в режим хранения.
В 07 ч 30 мин по плану поиска места течи, командиром ДД закрыта ручная арматура 3-го контура на систему очистки и расхолаживания в АВ левого борта при этом параметры 1-го контура левого борта были: Р1к=138 кгс/см2, Т1к=62оС, Нко=25%.
В 07 ч 38 мин дистанционно с ПУ ГЭУ были открыты клапаны (34) и (4), при этом произошло падения Р1к и Нко. Газовая активность в АВ левого борта возрасла с 2 ПДК до 16 ПДК. При попытке закрыть ДУ арматуру с ПУ ГЭУ, клапан (34) не закрылся. Закрыть его ручным дублером не удалось (клапан провернулся на 1,5 оборота, при полном ходе – 5 оборотов).
В 07 ч 39 мин пущены оба подпиточных насоса 1-го контура левого борта.
В 08 ч 35 мин насосы остановлены. Р1к=66 кгс/см2, Т1к=800oС, Нко=0%.
В 08 ч 45 мин ПЛ ошвартована у пирса.
В 09 ч 30 мин парогенераторы левого борта сняты с режима хранения в связи с ростом температуры 1-го контура (Т1к=105оС).
В 10 ч 00 мин после неоднократных срывов остановлены ЦНПК. Т1к=112оС, Р1к=30 кгс/см2, Нко=0%. Дальнейшее расхолаживание ППУ велось путем периодического пуска подпиточного насоса на проливку активной зоны.
С 12 ч 08 мин до 23 ч 00 мин в ВЖ ПУ ГЭУ нет записей о пуске подпиточных насосов или подпитке и проливке 1 контура от НПН. Нет записи в вахтенном журнале о закрытии клапана системы ГВД.
По приказанию заместителя НЭМСа л/с ПЛ начал подготовку к работе системы ремонтного расхолаживания.
В 10 ч 40 мин после обследования ПЛ представителями СРБ объединения РО оценена как нормальная. Р1к=0 кгс/см2, Нко=0%, Т1к=64оС.
В 12 ч 30 мин сброшена АЗ ППУ правого борта и начато расхолаживание ППУ правого борта.
В 15 ч 00 мин парогенераторы правого борта поставлены на хранение.
В 19 ч 35 мин Р1к=0 кгс/см2, Нко=0%, Т1к=80-85оС. С ПЛ убыли КБЧ-5 и заместитель НЭМСа. Записи КБЧ-5 о состоянии установки левого борта и о необходимых мероприятиях и мерах безопасности в ВЖ отсутствуют.
В 21 ч 20 мин пущен насос ремонтного расхолаживания: Р1к=0 кгс/см2, Нко=0%, Т1к=80оС. пуск этого насоса, при течи в системе очистки и расхолаживании, привел к выбросу воды из ЯР.
В 23 ч 37 мин в связи с неустойчивой работой ЦН=108 и ростом температуры 1 контура до 104оС он остановлен. Продолжена проливка ЯР с помощью подпиточного насоса в соответствии с таблицей проливки (18 часов после сброса АЗ).
В 03 ч 04 мин 30.12.85 г в связи с обнаружением загрязненной спецодежды, командиром ДД на ПЛ был объявлен сигнал «РО» и выполнены мероприятия согласно НОРБ-83. На ПЛ прибыл л/с.
В 14 ч 35 мин отмечено резкое ухудшение РО, начат комплекс мер по нормализации обстановки в отсеках ПЛ.
В 03 ч 05 мин 31.12.85 г вскрыт съемный лист реакторного отсека для осушения дренажной цистерны и настилов левого борта.
В 07 ч 00 мин л/с АП ГЭУ закрыт и обжат вручную клапан 34. Осушены настилы в ДЦ1к (в течении почти двух суток не пытались закрыть клапан (34) вручную, вентиль (4) и клапаны (38,40,42,44).
В 08 ч 00 мин пущены насосы КПС и подпиточный насос на заполнение 1-го контура левого борта, при этом отмечен рост температуры на автоматическом сигнализаторе температуры АСТ-3 в точках 3, 5, 7 до 290оС, 300оС и 340оС соответственно.
В 12 ч 00 мин Р1к=14 кгс/см2, Нко=54%. После вентилирования пущен ЦНПК. РО в отсеке вновь резко ухудшилась.
В 12 ч 05 мин сработала сигнализация о прорыве гильзы АЗ-1 левого борта, и активная вода из ЯР стала поступать в АВ левого борта. В дальнейшем расхолаживание установки левого борта велось согласно ИУ ГЭУ.
Причины аварии:
1. Низкая организация службы на ПЛ.
2. Неудовлетворительные знания л/с устройство ЯР и систем ППУ.
3. Нарушение л/с «Инструкции по обслуживанию 1 контура, системы ремонтного расхолаживания, ПЭУ». Требования инструкции по количеству проливаемой воды не выполнялось. В аз было подано воды в 3 раза меньше, чем предусмотрено инструкцией, вследствие чего аз была практически осушена.
4. Л/с не были приняты меры по локализации аварии при нормальной радиационной обстановке.
Выводы по аварии:
1. Проводившаяся с нарушением руководящих документов подпитка 1 контура не обеспечила заполнение ЯР водой и была малоэффективна. Разогрев аз в практически осушенном реакторе происходил за счет избыточных тепловыделений, которые на 11 ч 00 мин 29.12.85 составили 65 кВт. Теплотехнический расчет показывает, что не более чем через40 минут была достигнута температура плавления силумина. Максимальная температура, достигнутая ТВЭЛами за счет остаточного тепловыделения, не превышала 840оС. нарушение целостности оболочек ТВЭЛов происходило не за счет их расплавления, а путем их растворения в расплавленном силумине. Нарушение целостности оболочек ТВЭЛов произошло через 10 минут после расплавления силумина, что привело к вытеканию его из ТВЭЛов, изменению условий тепловыделений, и теплосъема. Расчеты выхода продуктов деления из ТВЭЛов показывают, что число частично разрушенных ТВС достигает 200 – 210 шт., т.е. практически повреждена вся аз.
2. Проведенный анализ РО, условий расхолаживания и технического состояния показывают, что аз левого борта была разрушена 29.12.85 в период с 11 ч 00 мин до 24 ч 00 мин.
3. Причинами разрушения аз являются:
- практически полное осушение ЯР;
- последующее растворение оболочек ТВЭЛов в расплавленном силумине;
- вскипание теплоносителя после заливки каналов водой и возникшие при этом температурные напряжения в оболочках ТВЭЛов.
Таким образом!
Работу в базе с 1-ми контурами, в том числе и поиска места течи на расхоложенной установке, необходимо определять как ПОР. В плане работ следует предусматривать мероприятия, обеспечивающие ядерную и радиационную безопасность в процессе выполнения работ, а также составлять расписание л/с, участвующем в проведении ПОР.



* 671.jpg (17.05 Кб, 600x450 - просмотрено 2365 раз.)
Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #23 : 11 Январь 2010, 20:35:16 »

http://flot.com/news/dayinhistory/index.php?ELEMENT_ID=4797

Взрыв на дизельной ПЛ "B-37" (проект 641)

Экипаж дизельной ПЛ "B-37" (проект 641) (командир капитан 2 ранга Бегеба; старший помощник командира - капитан 3 ранга Симонян) готовился к длительному плаванию.

11 января 1962 года на ПЛ, как обычно, после подъема Военно-морского флага - экипаж выполнял проворачивание оружия и технических средств. На ПЛ прозвучала команда "начать проворачивание оружия и технических средств в электрическую". Вполне обычная ничего не предвещающая команда. Однако в 8 часов 22 минуты на корабле произошел взрыв, причины которого до сих пор не выяснены. Хотя комиссия по расследованию причин трагедии работала и сделала определенное заключение, но на протяжении последнего сорокалетия никто не возвращался к данной трагедии, нигде в открытой прессе материал о ней не публиковался.

Версии были различные. Одна из них: при погрузке боезапаса на ПЛ была механически повреждена торпеда, которая воспламенилась при производстве сварочных работ в первом отсеке. Наиболее вероятна версия объемного пожара за несколько минут до взрыва. В результате взрыва ПЛ была полностью разрушена по носовую переборку третьего отсека и практически мгновенно затонула.

Стоявшая рядом C-350 получила повреждение прочного корпуса, были затоплены первый и второй отсеки, впоследствии была отбуксирована на отмель, отсеки осушены. Все, находившиеся на пирсе, на ПЛ, на торпедно-технической базе в результата взрыва погибли (всего 122 человека). Погибшие похоронены на кладбище в г. Полярном.


* s-9a.jpg (32.23 Кб, 600x456 - просмотрено 2188 раз.)
Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #24 : 02 Апрель 2010, 21:17:03 »

http://dav-yuri.narod.ru/s5.html

К-487, ПР.667-БДР

26 АПРЕЛЯ 1995 ГОДА ПРИ ВЫПОЛНЕНИИ ЗАДАЧ БП В МОРЕ
ОБНАРУЖЕНА ТЕЧЬ 1-ГО КОНТУРА В 3-Й КОНТУР ППУ ЛЕВОГО БОРТА.

При выполнении задач БП в море личным составом обнаружено падение давления 1-го контура и Нко левого борта, личным составом течь классифицирована как «малая» – 25-30 литров в сутки.
По одновременному увеличению Н3к определено, что имеется неплотность между 1 и 3 контурами. Поиск конкретного места течи результатов не дал. В базе, в соответствии с методикой поиска места течи, определен участок течи – система охлаждения стоек СУЗ, конкретно – течь теплоносителя 1 контура в кольцевую полость охлаждения ПКР-3 третьим контуром.
Стойка ПКР-3 демонтирована и вместо нее установлена заглушка-упор.
Действия л/с по локализации и определения места течи оценены как правильные.
В настоящее время эксплуатация ГЭУ обоих бортов К-487 запрещена.



* 667.jpg (26.19 Кб, 600x585 - просмотрено 2028 раз.)
Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #25 : 02 Апрель 2010, 21:22:21 »

http://dav-yuri.narod.ru/s5.html

К-11, ПР.627-А

Г.СЕВЕРОДВИНСК, В ФЕВРАЛЕ 1965 ГОДА ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ПЕРЕГРУЗКИ АКТИВНОЙ ЗОНЫ ПРОИЗОШЛА АВАРИЯ КОРМОВОГО ЯР.

06.02.65 г. после проведения подготовительных работ была подорвана крышка кормового ЯР P=85 кгс/см2 . Подрыв был произведен в соответствии с инструкцией, и крышка после подрыва села на стопор.
07.02.65 г. работы были продолжены, крышка ЯР была поднята на высоту 100 мм от положения на упорах. Подрыв крышки производился без установки упора штока КР. В этот момент был зафиксирован выброс пара из-под крышки ЯР и резкое ухудшение РО (приборы РГК «зашкаливали»). Личный состав был удален из отсека, а крышка ЯР опущена на упоры.
О случившемся было доложено в ТУ СФ и командующему СФ. Прибывшие на ПЛ специалисты штаба флота и ТУ СФ, ознакомились с обстановкой на месте и придя к неверному заключению, что ухудшение РО связано только с выбросом высоко-активной воды ЯР, без тщательной проверки правильности выполнения дополнительных работ, приняли решение о продолжении работ по выгрузке активной зоны.
12.02.65 г. при повторном подъеме крышки ЯР была применена нештатная схема фиксации КР: использован упор для ЯР ВМ, вместо упора для ЯР ВМ-А. При применении упора фиксации КР в нижнем положении фиксация обеспечивалась при подъеме крышки ЯР только на высоту 300-350 мм, вместо необходимых 1100 мм.
После подъема крышки ЯР на 300 мм была сделана выдержка для отсоединения укосин, так как они мешали дальнейшему подъему крышки ЯР. Дальнейший подъем крышки проводился уже без упора и на высоте около 700 мм вновь были зафаксированы выброс пара из-под крышки и резкое ухудшение РО. Крышка ЯР была немедленно опущена, а л/с, наблюдавший подъем крышки, удален из отсека. Положение крышки на ЯР, после ее опускания, определить не удалось из-за неблагоприятной РО.
В течение 4 часов, после прекращения работ и удаления л/с из отсека, не было принято необходимых мер по наблюдению за реакторным отсеком, что привело к несвоевременному обнаружению пожара.
Пожар в реакторном отсеке вначале пытались потушить пресной водой и с помощью углекислотных огнетушителей, потом решили использовать забортную, морскую воду. С помощью пожарных машин ее залили в отсек около 250 тонн. Через выгоревшие уплотнения вода распространилась в другие отсеки. Как позже было установлено, в кормовых отсеках находилось около 150 тонн вода с активностью примерно 1х10-3 Ku/л.
Причиной аварии кормового ЯР на ПЛ явилось: нарушение л/с инструкции по производству работ, что привело к заклиниванию штока КР, последующему подъему вместе с крышкой ЯР КР и, как следствие, к выходу ЯР на мощность с резким ухудшением РО в районе проведения работ.
Нарушение инструкции л/с явилось следствием отсутствия должной организации службы БТБ СФ. При подготовке к работам командир БТБ не проверил знания л/с, не разобрал имевшиеся ранее недостатки при перезарядках, рекомендовал руководителем офицера, не имевшего опыта самостоятельной работы, в работе по перегрузке личного участия не принимал и не привлек к этой работе главного инженера БТБ.
В результате этой аварии, а так же возникшего вслед за ней пожара, ПЛ на длительное время была выведена из строя.

Допущены грубые нарушения:
1. При производстве подготовительных работ к подъему крышки кормового ЯР вместо 20 извлеченных гильз со стержнями АЗ и КР было установлено только 10 нештатных стержней-поглотителей.
2. при первом подъеме крышки положение КР не было зафиксировано упором вообще, а при втором подъеме был использован нештатный упор от ЯР ВМ, не обеспечивающий полного схода крышки со штока КР. Это привело в обоих случаях к заклиниванию штоков, последующему подъему КР с крышкой ЯР и, как следствие, к неконтролируемому выходу ЯР на (МКУМ) мощность, вскипанию теплоносителя с выбросом пара в отсек и росту радиоактивности в отсеке.
3. Прибывшие для оказания технической помощи и контроля производства работ специалисты ВМФ в обстановку не вникли, в сложившейся ситуации после первого подъема крышки не разобрались, тщательного контроля за строгим выполнением технологии не обеспечили.



* K14.jpg (21.34 Кб, 600x350 - просмотрено 2166 раз.)
Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #26 : 02 Апрель 2010, 21:25:57 »

http://dav-yuri.narod.ru/s5.html

К-27, ПР.645,СФ

24 МАЯ 1968 ГОДА ПРОИЗОШЛА АВАРИЯ ЯР ЛЕВОГО БОРТА.

На ПЛ проводились проверки параметров ГЭУ на режимах полного хода в подводном положении. Для развития ПЛ полного хода, вахтенный КГДУ, с разрешением ЦП, начал увеличивать мощность ЯР левого борта.
При оборотах ГЦНПК 930 об/мин и Nяр=83%, АР-1 самопроизвольно вышла на верхний концевик, Nяр начала быстро снижаться и за 60-90 секунд упала до 7%. При этом T1к на выходе из ЯР упала с 390 до 280оС, давление пара начало падать, обороты ГЦНПК стали снижаться и через 1,5-2 минуты достигли 450 об/мин. По приказанию с ПУ левой турбиной был задан малый ход (200 об/мин). В течение последующих 25 минут л/с пытался поднять Nяр левого борта посредством подъема КР, однако мощность возрасла лишь на непродолжительное время до 41%, а затем снизилась практически до нуля и ЯР оказался в глубоко подкритическом состоянии.
 
Авария сопровождалась резким повышением гамма-активности в реакторном отсеке (до 150 р/ч и выше) с одновременным увеличением давления газа в газовой системе до 1500 мм.вод.ст., ростом уровня сплава в буферной емкости, появлением воды в аварийном конденсаторе (более 60 литров в час, что свидетельствовало о значительной течи ПГ), выбросом радиоактивного газа из газовой системы в реакторный отсек с последующим распространением его на другие отсеки ПЛ из-за нарушения правил РБ.

Вследствие ухудшения РО, ПЛ всплыла в надводное положение. Реактор левого борта был заглушен, переход ПЛ из района полигона в базу осуществлен при работе ЯР правого борта.
Материалы по расследованию аварии, а также анализ причин, хода развития и последствий аварий, позволяет сделать вывод о том, что авария началась с резкого ухудшения теплосъема с аз и развивалась при значительном снижении реактивности в ЯР. Вероятно, в результате большой течи ПГ (не наблюдавшейся в таком масштабе ранее) возникли условия, при которых оказался возможным внезапный выброс пара и загрязнения аз из 1-го контура, вследствие чего ТВЭЛЫ за 20-30 секунд нагрелись до высокой температуры. Вследствие перегрева ТВЭЛов и попадания пара в аз реактивность снизилась


* anchar1.jpg (16.39 Кб, 600x392 - просмотрено 2024 раз.)
Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Митя
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 807


Служение стихиям не терпит суеты.


« Ответ #27 : 09 Январь 2012, 17:34:36 »

http://topwar.ru/9987-proekt-azorian.html

Проект AZORIAN

Подводная лодка проекта 629-А.
Предельная глубина погружения - 300 м.
Вооружение - 3 баллистические ракеты Р-21,
торпеды с ядерными БЧ.
Автономность -70 суток.
Экипаж - 90 чел.


Курс беды

...Под покровом темноты ранним утром 24 февраля 1968 года дизель-электрическая подводная лодка "К-129", бортовой номер “574”, покинула бухту Крашенинникова и взяла курс в Тихий океан, к Гавайским островам.

8 марта, в поворотной точке маршрута, подводная лодка не подала сигнал о проходе контрольного рубежа. Слабая надежда, что лодка дрейфует в надводном положении, лишенная хода и радиосвязи, иссякла через две недели. Началась по-настоящему крупная поисковая операция. На протяжении 70 дней три десятка кораблей Тихоокеанского флота обследовали весь маршрут «К-129» на протяжении от Камчатки до Гавайев. На всем пути брались пробы воды на радиоактивность (на борту подлодки было атомное оружие). Увы, лодка канула в неизвестность.

Осенью 1968 года родным пропавших без вести моряков из экипажа «К-129» по городам Советского Союза были разосланы скорбные извещения, где в графе "причина смерти" значилось: "признать умершим". Факт исчезновения субмарины военно-политическое руководство СССР скрыло от всего мира, тихо исключив «К-129» из состава ВМФ.
Единственный, кто помнил про погибшую лодку, было Центральное Разведывательное Управление США.

Аврал

USS Barb (SSN-596) несла дежурство в Японском море, когда случилось нечто неожиданное. В море вышел большой отряд советских кораблей и подводных лодок. Удивление вызывало то, что сонары кораблей ВМФ СССР, в том числе подлодок, постоянно «работали» в активном режиме. Вскоре стало ясно, что русские ищут вовсе не американскую лодку. Их корабли быстро смещались к востоку, заполняя радиоэфир многочисленными сообщениями. Командир USS Barb сообщил командованию о случившемся и высказал предположение, что, судя по характеру «мероприятия», русские ищут свою затонувшую лодку.

Специалисты ВМС США принялись прослушивать километры магнитофонных записей, полученных с донных акустических станций системы SOSUS. В какофонии звуков океана им удалось найти фрагмент, где был зафиксирован «хлопок». Сигнал поступил с донной станции, установленной на возвышении Императорских Гор (участок океанского дна) на расстоянии свыше 300 миль от предполагаемого места катастрофы. Учитывая точность пеленгования SOSUS в 5-10°, положение «К-129» было определено в виде «пятна» размером в 30 миль. Советская подлодка затонула в 600 милях к северо-западу от о. Мидуэй (Гавайский архипелаг), посреди океанской впадины на глубине 5000 метров.

Решение

Официальный отказ правительства СССР от затонувшей "К-129" привел к тому, что она стала «бесхозным имуществом», таким образом, любая страна, обнаружившая пропавшую подлодку, считалась бы ее владельцем. Поэтому в начале 1969 г. в ЦРУ начались дискуссии о возможности подъема ценного оборудования с советской подлодки со дна Тихого океана. Американцев интересовало буквально все: конструкция подлодки, механизмы и инструменты, сонары, документы. Особый соблазн вызывала мысль проникнуть в радиосвязь ВМФ СССР, «расколоть» шифры радиообмена. Если удастся извлечь аппаратуру радиосвязи, можно с помощью ЭВМ вскрыть алгоритмы кодировки информации, понять ключевые законы разработки шифров СССР, т.е. вскрыть всю систему развертывания и управления военно-морскими силами Советского Союза. Не меньший интерес представляло ядерное оружие на борту лодки: особенности конструкции МБР Р-21 и боевых частей торпед.
К июлю 1969 был готов четкий план на несколько лет вперед и работа закипела. Учитывая огромную глубину, на которой затонула "К-129", успех операции оценивался в 10%.

Миссия Хэлибат

Для начала нужно было установить точное местонахождения «К-129» и оценить ее состояние. Этим занялась атомная подлодка для специальных операций USS Halibut (Палтус). Бывший ракетоносец был основательно модернизирован и насыщен под-завязку океанологическим оборудованием: боковыми подруливающими устройствами, якорным устройством с носовым и кормовым грибовидным якорем, водолазной камерой, дальним и ближним боковыми сонарами, а также глубоководным буксируемым модулем «Fish», оснащенным фото-, видео-оборудованием и мощными прожекторами.

Когда «Хэлибат» оказалась в расчетной точке, потянулись дни напряженной работы. Каждые шесть дней поднимали глубоководный аппарат, чтобы перезарядить в фотокамерах пленку. Тогда в бешеном темпе работала фотолаборатория (камера делала 24 кадра в секунду). И вот однажды на стол лег снимок с четко очерченным пером руля подводной лодки. «К-129» легла на дно океана по неофициальным сведениям в точке 38°5' с.ш. и 178°57' в. д. (по другим данным - 40°6' с. ш. и 179°57' в. д.) на глубине 16 500 футов. Точные координаты местонахождения "К-129" до сих пор являются государственным секретом США. После обнаружения «К-129», «Хэлибат» сделала еще 22 тысячи снимков советской субмарины.

Первоначально планировалось с помощью телеуправляемых подводных аппаратов вскрыть корпус «К-129» и извлечь нужные американским спецслужбам материалы с борта субмарины без подъема самой лодки. Но в ходе миссии «Хэлибат» было установлено, что корпус «К-129» разломлен на несколько крупных фрагментов, что давало возможность поднять целиком интересные для разведчиков отсеки с пятикилометровой глубины. Особую ценность представляла носовая часть «К-129» длиной 138 футов (42 метра). ЦРУ и ВМС обратились за финансовой поддержкой в конгресс, конгресс - к президенту Никсону, и проект AZORIAN стал реальностью.

История Гломар Эксплорер

Фантастический проект потребовал специальных технических решений. В апреле 1971 г. на верфи Shipbuilding Dry Dock Со. (Пенсильвания, Восточное побережье США) было заложено судно MV Hughes Glomar Explorer. Исполин, полным водоизмещением 50.000 тонн, представлял собой однопалубное судно с «центральной прорезью» над которой размещалась гигантская А-образная вышка, кормовым расположением машинного отделения, носовой двухъярусной и кормовой четырёхъярусной надстройками.

Почти треть судна занимал «Лунный бассейн» размерами 60, 65 х 22, 5 х 19, 8 м, который служил в качестве дока для размещения глубоководного захвата, а затем и частей поднятой подводной лодки. Заполненный водой, он выглядел, как гигантский плавательный бассейн, если не считать краны на каждом углу. Снизу бассейн закрывался щитами с резиновыми уплотнителями.

Компоновка на палубе судна «Hughes Glomar Explorer» основного оборудования, используемого при монтаже трубных колонн (подъемных труб): 1—мостовой кран; 2—главная палуба; 3—«лунный бассейн»; 4—А-образная рама; 5—наружный подвес кардана; 6—внутренний подвес кардана; 7—основание грузового устройства; 8—вышка; 9—трубоподающий лоток; 10—тележка трубоподающего лотка; 11—трубоперегрузочный кран; 12—подъемник для труб.

Один из мифов о проекте «Азориан» - «К-129» разломилась при подъеме и большая часть упала на дно - опровергается несоответствием размеров «Лунного бассейна» (длина 60 метров) и длины корпуса «К-129» (длина по КВЛ - 99 метров). Уже изначально было запланировано, что будет поднята только часть субмарины.

По диаметральной плоскости , в нос и в корму от центральной прорези, были установлены подвижные колонны, предназначенные для приема захватного устройства с погруженной баржи. Они напоминали по внешнему виду выдвижные опоры на морских буровых установках и, по замыслу авторов, должны были вводить в заблуждение наблюдателей этого странного судна, что им на первых порах удалось. Так, 11 мая 1975 г. в журнале «Парад» была помещена фотография судна "MV Hughes Glomar Explorer" с утверждением, что эти колонны опираются на дно. Позже анализ зарубежных публикаций позволил советским специалистам определить их истинное назначение.

Контракт на проектирование судна ЦРУ заключило с компанией Hughes Tool Со. Выбор этой фирмы был не случаен. Именно ее глава Говард Хьюз, миллиардер и авантюрист, лучше всех подходил для роли главного организатора и творца этой амбициозной затеи. Именно у Хьюза были созданы первые лазеры, а затем первые американские искусственные спутники . Системы наведения ракет, трехмерные радары - все это производили компании Хьюза. В 1965-1975 гг. контракты с МО США только компании Hughes Aircraft составляли 6 млрд. долл.

В это же время, на верфях National Steel Shipbuilding Corp. в Сан-Диего (Калифорния, Зап. Побережье США) строилась баржа НМВ-1 (Hughes Marine Barge) и глубоководный захват Clementine. Подобное рассредоточение производств обеспечивало полную секретность операции. Даже инженеры, напрямую задействованные в проекте, по отдельности не могли понять назначение этих устройств (корабля, захвата и баржи).

После серии испытаний на Восточном побережье, 13 августа 1973 г. «Гломар Эксплорер» отправился в 12 000 мильный круиз в обход м. Горн и 30 сентября благополучно прибыл в Лонг Бич (Калифорния). Там, вдали от любопытных глаз, в тихой бухте острова Санта Каталина его поджидала баржа HMB-1 с установленным на ней захватом.


Баржу медленно погрузили и зафиксировали на глубине 30 м, над ней встал «Гломар Эксплорер»; створки его центрального разъема раздвинули и две колонны опустили в воду; в это время крыша баржи открылась, и колонны, как китайские палочки при еде, переместили "Клементину" внутрь судна - в «Лунный бассейн». Как только захват попал на борт корабля, были закрыты массивные подводные створки и откачана вода из внутреннего бассейна. После этого на судне началась огромная, невидимая для постороннего глаза, работа по монтажу захвата, присоединения всех кабелей, шлангов и датчиков.

Клементина

Холодное лето 1974 года, впадина севернее острова Гуам в западной части Тихого океана. Глубина 5000 метров...Каждые 3 минуты краном подается секция длиной 18,2 м. Всего таких секций 300, каждая прочна, как ствол орудия.

Опускание и подъем глубоководного захвата «Клементина» происходят с помощью трубной колонны - подъемной трубы, длиной 5 километров. Каждая секция трубы имеет коническую нарезку, секции тщательно вворачивается друг в друга, пазы обеспечивают надежное запирание всей конструкции.

За действиями «Гломар Эксплорер» с интересом наблюдали советские моряки. Сама цель операции для них не ясна, но факт проведения глубоководных работ посередине Тихого океана вызывал у командования ВМФ СССР подозрение.
Находившиеся неподалеку Корабль измерительного комплекса «Чажма» и спасательный буксир СБ-10 доставили янки немало хлопот. Из опасений , что русские возьмут «Гломар Эксплорер» штурмом, пришлось завалить ящиками вертолетную площадку и поднять на ноги весь экипаж. Тревожные данные поступили из «Лунного бассейна» - обломки лодки радиоактивны, очевидно разрушился один из ядерных зарядов.

К сожалению, на этом заканчивается отчет ЦРУ, опубликованный 12 февраля 2010 г.
«Клементина» с частями «К-129» поднимается на борт судна, «Гломар Эксплорер» уходит со своей добычей на Гавайи...

Некоторые события, имеющие отношение к проекту

В октябре 1992 г. Директор ЦРУ Роберт Гейтс на встрече в Москве передал Б. Ельцину видеопленку с записью ритуала захоронения тел 6 советских подводников из экипажа «К-129». Троих из них: торпедиста матроса В. Костюшко, старшего гидроакустика матроса В. Лохова и старшего торпедиста матроса В. Носачева удалось опознать по документам. Тела всех шестерых поместили в контейнер (останки были радиоактивны). Затем с соблюдением советского военно-морского ритуала погребения, 4 сентября 1974 года, под молитву капеллана на русском и английском языке и под гимны СССР и США, контейнер опустили в океан. К чести янки, церемония была проведена искренне и с уважением к советским морякам.

«Гломар Эксплорер» продолжает поиски в глубинах Мирового Океана. В настоящее время уникальный корабль, зафрахтованый Marathon Oil до марта 2012 г., утюжит дно около Индонезии.

В конечном итоге, США получили серьезный козырь в Холодной Войне, а проект «Азориан» стал выдающимся достижением морской инженерии ХХ века.



Автор Олег Капцов



* 1326050743_k129.jpg (89.36 Кб, 600x338 - просмотрено 1949 раз.)

* 1326050863_azorian2-240w.jpg (121.68 Кб, 600x525 - просмотрено 2030 раз.)

* 1326051044_konec.jpg (76.59 Кб, 600x316 - просмотрено 2092 раз.)
Записан

Человек никогда не утратит влечения улучшать свою жизнь.

Н.Чернышевский
Страниц: 1 [2]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006, Simple Machines LLC
 
© 2007 БАПЛ "Псков"
www.baplpskov.ru
CMS HostCMS