Большая атомная подводная лодка  Псков
 

Форум

Сайт Начало Помощь Поиск Войти Регистрация
15 Октябрь 2018, 21:09:09 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Войти
 
Страниц: [1] 2 3 ... 10
 1 
 : Сегодня в 15:06:50 
Автор Митя - Последний ответ от Митя

Список участвующих в праздновании:

ЭКИПАЖ
1. Виговский Андрей Сергеевич
2. Давыдов Александр Михайлович
3. Давыдова Олеся Александровна
4. Худалеев Виталий Евгеньевич
5. Волконский Виктор Александрович
6. Волконская Ольга Васильевна
7. Вороненко Олег Владимирович
8. Сковпнев Юрий Николаевич
9. Дурасов Константин Алексеевич
10. Ястин Дмитрий Феликсович
11. Турчин Григорий Михайлович
12. Ковалев Виктор Анатольевич
13. Волощук Геннадий Николаевич
14. Шабалин Андрей Николаевич
15. Горелов Олег Игоревич
16. Федоренко Андрей Васильевич
17. Заика Олег Викторович
18. Какунец Дмитрий Степанович
19. Какунец Татьяна Григорьевна
20. Маловик Сергей К.
21. Любочкин Алекксандр Васильевич
22. Коннов Николай Владимирович
23. Осипенков Юрий Евгеньевич
24. Мухлисов Альберт Тимерханович
25. Мухлисова Елена Викторовна
26. Галенко Кирилл Анатольевич
27. Савинов Андрей Павлович
28. Савинова Елена Борисовна
29. Васовчик Иван Яношевич
30. Васовчик Татьяна Ивановна
31. Королев Вадим Эдуардович
32. Королева Елена Викторовна
33. Шередега Владимир Анатольевич 
34. Шередега Людмила Сергеевна
35. Петуховский Владимир Владимирович
36. Багрич Валентин Николаевич
37. Багрич Галина Александровна
38. Волков Андрей Борисович
39. Волкова Людмила Владимировна
40. Тополян Анушаван Борисович
41. Гончар (Тополян) Лариса Николаевна
42. Хрипунов Игорь Николаевич

 
 

 
 

 2 
 : 29 Август 2018, 21:43:18 
Автор Митя - Последний ответ от Митя
Мероприятие будет проходить в ресторане "ZAFERAN"  
22 декабря (суббота) 2018 года.
г. Санкт-Петербург  ул. Ярославская, д. 4,   http://zaferan.su/
Сбор в 15.00.
Собираем по 3000 руб. с человека. Просьба сдать до 30 ноября 2018 года.
Спиртное будет закупаться отдельно.
Если понадобиться, то будем собирать средства дополнительно.
Средства (3000 руб.) можно направлять на карту Сбербанка Кости Дурасова
Номер карты № 639002559080218629
Прошу также сообщать от кого или за кого уплачены средства.
Обращаемся к тем, кто не сможет приехать.
Просьба, прислать видеосообщение о себе.
Все файлы будут объединены и показаны на встрече.


Меню ресторана




 3 
 : 03 Август 2018, 21:13:06 
Автор Митя - Последний ответ от Митя
Противостояние
На долю каждому подводнику выпадает своё испытание. Для Виктора Александровича Михайлова,
выпускника 1-го Балтийского высшего военно-морского училища (позже ставшего знаменитым
училищем подводного плавания имени Ленинского комсомола), которому не раз пришлось участвовать
в дальних походах, таким испытанием на прочность стал так называемый кубинский поход.

Проще говоря, участие в вошедшем в историю Карибском кризисе. Тогда, весной 1962-го, в ответ
на размещение американских ракет, направленных на СССР, на территории Турции, советское
правительство приняло решение разместить наши ракеты на Кубе. И Генштаб приступил к ускоренной
разработке секретной операции под кодовым названием «Анадырь».
На Кубу скрытно были переброшены советские ракеты и другое вооружение и войска. Предусматривалось
послать к острову Свободы также эскадру в составе двух крейсеров, четырёх эсминцев, дивизии ракетных
подводных лодок, бригады торпедных подводных лодок и т.д. Но затем от посылки эскадры решили отказаться,
а отправили в район конфликта одни подводные лодки. И подводники не подвели.



Летом 62-го нас, моряков четырёх лодок 641-го проекта – Б-130, Б- 36, Б- 59 и Б-4 ( по американской
классификации, лодок класса «Фокстрот». - Авт. ) из Полярного перевели в Сайда-губу, - рассказывает
Виктор Александрович. – Место, где мы находились, было обнесено колючей проволокой, вход и выход с
территории был только по пропускам. А в ночь на 1 октября мы вышли в море.
Перед этим каждый из командиров получил запечатанный пакет, вскрыть который должны были уже в море.
На вопрос начальника штаба 69-й бригады подводных лодок Василия Архипова, в каком случае следует
применять ядерные торпеды, последовал ответ, что применять их разрешается только в случае боевого
нападения на подводную лодку или же по специальному разрешению из Москвы.

Наша Б-59, погрузившись на траверзе мыса Териберка, прошла 50 миль, после чего пакет был вскрыт.
Лодке предписывалось следовать скрытно со средней скоростью 8 узлов в порт Мариэль на Кубе. Переход
мы должны были совершить в условиях строжайшей секретности. Штурманы – я в то время был вторым
штурманом, - рассчитав курс, доложили командиру, что лодка, должна двигаться со средней скоростью не
менее 12-ти узлов. Но для обеспечения скрытности необходимо было следовать в подводном положении,
а значит, средняя скорость не могла превышать 5-6 узлов. При следовании же в надводном положении
терялся элемент скрытности. А при шторме это вовсе было невозможно.



Поначалу, в Баренцевом и Норвежском морях, нам сопутствовала удача. Ночью шли в надводном положении под
тремя дизелями со скоростью до 15-ти узлов. Днём – в подводном положении со скоростью 5-6 узлов. И хотя активно
летали норвежские самолёты, противолодочные рубежи: Нордкам – о. Медвежий и Фареро-Исландский – мы преодолели
без проблем. Но, когда вошли в Атлантику, попали в сильнейший шторм. Высота волны достигала 10-ти метров. Волны
обрушивались с такой силой, что сдирали стальные листы обшивки. Швыряло так, что из коек выбрасывало спящих.
А вахтенный офицер и сигнальщик, чтобы их не смыло за борт, должны были привязывать себя пожарными ремнями к
перископной тумбе.
Миновав последний рубеж, вошли в Саргассово море. Вскоре Б-59 получил приказ занять позицию с радиусом 30 миль,
вести разведку и ждать дальнейших указаний.

И за боротом, и в воздухе резко потеплело. Температура забортной воды поднялась до 27-ми градусов. Когда делали
подзарядку аккумуляторных батарей, температура отсека поднималась до 40-50-ти градусов, а в дизельном отсеке – до 65.
Наши лодки не были приспособлены для южных морей. Строились для Северного театра военных действий. Кондиционеров
не было. Питьевой воды было очень мало. Пятилитровый бочок экипаж выпивал за три минуты. А тут ещё и дизель вышел
из строя. Вытекло 3 тонны пресной воды. Пришлось ещё урезать норму.

Через сутки интенсивность действий противолодочных сил в районе нашей позиции начала резко увеличиваться. В район
прибыл американский авианосец «Рэндолф» с кораблями охранения, а интенсивные полёты самолётов противолодочной авиации
создавали постоянную угрозу обнаружения подводной лодки и препятствовали зарядке аккумуляторной батареи. Полностью
израсходовав электроэнергию, лодка вынуждена была всплыть.



Было 2-3 часа ночи, а кругом было светло, как днём, от включённых самолётами прожекторов. Они низко пролетали вдоль корпуса
лодки и, освещая её прожекторами, стреляли трассирующими пулями. Как на войне.
Командир подводной лодки капитан второго ранга Савицкий скомандовал: «Все вниз. Срочное погружение. Торпедные аппараты
номер 1 и 2 приготовить к выстрелу». Сигнальщик, спускаясь за командиром, застрял с прожектором в верхней части шахты рубки.
Люк-то в диаметре 65 сантиметров. В это время идёт семафор с проходящего эсминца: «Чей корабль?»
Начальник штаба капитан 2-го ранга Архипов дал команду отставить погружение. Сигнальщик по указанию начштаба передал ответ:
«Корабль принадлежит Союзу Советских Социалистических Республик. Прекратите провокационные действия!»
После этого полёты прекратились, мы сделали зарядку аккумуляторной батареи и, воспользовавшись тем, что один фрегат ушёл на
дозаправку топливом, на полном ходу, с включёнными ходовыми огнями нырнули под эсминец, погрузились на 150 метров и… ушли.
Поначалу американцы ещё продолжали искать нас, но через полчаса потеряли. Так же оторвалась и Б-36. И до возвращения на базу
нас уже никто не обнаружил. После отрыва подводная лодка выполняла задачу по охране транспортов, которые вывозили ракеты с
острова Куба.



Домой, в бухту Ягельная, вернулись во второй половине декабря. Все шинели, тужурки мы выбросили за борт. Кроме вахтенного офицера
и сигнальщика, ни у кого верхней одежды не было. К тому же, у нас не было опознавательных сигналов. Поэтому нас долго не пускали на
базу, пока замкомандующего флотом не вмешался. С лодки на плавбазу весь экипаж добирался по снегу в сандалиях.
Так закончился наш поход. Потом начались разборы. Выяснилось, что руководство страны не знало, что в море вышли дизельные лодки,
а не атомные. Оно решило за этот поход никого не поощрять и никого не наказывать…

А президент США Джон Кеннеди, который приказывал наши лодки топить, позже направил их командирам радиограмму с благодарностью –
«За понимание сложившейся ситуации, хладнокровие и выдержку». Видно, понял, что от смерти весь мир отделяла одна торпеда, которую
наши моряки не выпустили.

Рассказ из личных воспоминаний капитана 1 ранга В.А.Михайлова.
13 июня 2018 года на 81 году жизни, ушел из жизни капитан 1 ранга
в отставке Михайлов Виктор Александрович
По материалам: https://nwpskov.ru/content/articles/?SECTION_ID=750&ELEMENT_ID=7181
Фото из личного архива подводников и с сайта Flot.com.

 4 
 : 19 Март 2018, 22:34:56 
Автор Митя - Последний ответ от Митя



























 5 
 : 09 Май 2017, 15:54:39 
Автор Митя - Последний ответ от Митя
В этом году в День Победы погода была необычно холодная,
периодически шёл мелкий снег, но люди пришли выразить
глубокое уважение Нашим Ветеранам, вспомнить тех, кто отдал
свои жизни за Победу и вспомнить тех Ветеранов, которые ушли от нас уже
в мирное время.


























































 6 
 : 21 Март 2017, 21:15:27 
Автор Митя - Последний ответ от Митя
День подводного флота в Пскове (19 марта 2017 года)
В понедельник, 20 марта, в Псковском музее флота проходили праздничные мероприятия,
приуроченные Дню моряка-подводника. Организатором мероприятия выступил председатель
общественного совета партийного проекта «Историческая память» Всероссийской политической
партии «Единая Россия» полковник запаса морской пехоты Павел Дроздов и общественная  
организация  «Псковское Морское Собрание».
В рамках торжественного мероприятия прошел прием молодых псковичей в ряды «ЮнАрмии»,
а также прием школьников в ряды «Юных моряков подводников» клуба «Патриот». В этот же
день в музее флота открылась выставка флотских экспонатов, с названием «Одна усталая
подлодка из глубины идет домой». Воспитанники ЮнАрмии, клуба «Юный моряк подводник»
имели возможность прикоснуться к истории, потрогать руками корабельные устройства и
оборудование, демонстрируемые на выставке. В рамках мероприятия друзья музея - моряки
подводники, проживающие в настоящее время в Пскове, передали в дар экспозиции памятные
вещи: морской устав, военную форму, памятные знаки. Капитан 3 ранга запаса Онуфриев Д.А.
(командир дивизиона движения БАПЛ «Псков») передал в дар музею авторскую картину большой
атомной подводной лодки «Псков».

Вечером на Набережной флотской славы состоялся торжественный митинг. Члены Псковского
Морского Собрания, руководители ветеранских организаций города Пскова и воспитанники
Центра внешкольной работы «Патриот» возложили цветы к  памятнику Псковичам-флотоводцам,
мореплавателями и строителям Российского Флота.

После этого, праздничные мероприятия моряков-подводников по традиции продолжились в
ресторане гостиницы «Рижской».




















































 7 
 : 31 Июль 2016, 21:44:16 
Автор Митя - Последний ответ от Митя
В  День 320-летия Военно-Морского Флота России
Псковское Морское Собрание отмечает 20 лет со дня создания организации.
Проведено отчетно-перевыборное собрание. Заслушан доклад заместителя председателя
к.1 ранга запаса В.А.Михайлова о проделанной работе.
Председателем Псковского Мрского Собрания переизбран В.И.Бибиков.






































 8 
 : 31 Июль 2016, 21:35:08 
Автор Митя - Последний ответ от Митя
День Военно-Морского Флота России на набережной реки Великой в Пскове




















 9 
 : 28 Июль 2016, 18:48:13 
Автор Митя - Последний ответ от Митя
http://eadaily.com/ru/news/2016/07/28/podvodnaya-voyna-v-severnoy-evrope-doklad-iz-vashingtona-ko-dnyu-vmf-rossii

«Подводная война в Северной Европе»: доклад из Вашингтона ко Дню ВМФ России

22 июля 2016 года американский Центр стратегических и международных исследований (CSIS) опубликовал 50-ти
страничный доклад с характерным названием «Подводная война в Северной Европе» (Undersea Warfare in Northern
Europe). Доклад посвящен противостоянию США и НАТО с Российской Федерацией в части подводной войны в регионе
Северной Атлантики и на Балтийском море. Доклад содержит практические рекомендации, как конкретного, так и более
общего плана по организации противолодочной обороны НАТО в Северной Атлантике и на Балтийском море.

Базирующийся в Вашингтоне Центр стратегических и оборонных исследований был основан в 1962 году и работает уже
более 50 лет. Помимо широкой аффилированной сети, CSIS в своем штате имеет более 220 постоянных сотрудников, и
его задачей является исследовательская деятельность по проблемам стратегической безопасности США с разработкой
рекомендаций для решений действующих политиков.

Далее о содержании доклада.
Его авторы констатируют: военно-морское развертывание российских подводных лодок находится на самом высоком уровне,
наблюдаемым с момента окончания холодной войны. Только в прошлом году Россия увеличила свои подводные патрули на 50%.
Подводная активность России является частью более крупной кампании, направленной на оказание давления на НАТО в Восточной
Европе и за ее пределами. Текущая активность российского подводного флота достигла уровня невиданного после окончания
холодной войны. НАТО тревожит рост объемов и масштабов российских военно-морских учений, ввод в строй после длительного
перерыва «новых поверхностных и подповерхностных комбатантов», а также системное запугивание Запада в Балтийском море и
в Северной Атлантике. Подводная деятельность в докладе расценивается, как «военно-морская агрессия России». Правда, в другом
месте доклада признается, что «некоторые законные действия могут выглядеть агрессивно, потому что Россия возобновляет более
постоянные действия с очень низкого уровня после окончания холодной войны, так как она начинает восстанавливать свою подводную
силу после нескольких лет атрофии». Тем не менее, в докладе констатируется, что занятая «агрессивная позиция» России против
Соединенных Штатов и Европы вряд ли изменится в следующем десятилетии.
Поэтому подводная активность России нуждается в ответе НАТО.

Российские военно-морские цели.
Стратегия, доктрина и структура российского военно-морского флота не изменились коренным образом со времен советского
военно-морского флота. Российский ВМФ проводит те же миссии и с теми же «платформами», как и его советский предшественник,
но только в значительно меньшем масштабе. По опыту Второй мировой войны советские военно-морские стратеги признали,
насколько мощным потенциалом может обладать подводная война перед лицом противника, имеющего превосходящие возможности
по части надводного флота.
1. Российские ВМФ выполняют функцию стратегического сдерживания в части активного патрулирования с высокой степенью
    готовности, а также защиты способности морского базирования сил сдерживания для выполнения этой миссии.
2. Обеспечение «анти-доступа» (иначе — зон отказа) противника. Защита морских районов, имеющих для России геостратегическое
    значение, — Арктики, Баренцева, Балтийского и Черного морей осуществляется комбинированными военно-морскими и военно-
    воздушными возможностями. Как континентальная держава, СССР и РФ использовали на море т.н. на Западе «стратегию морского
    отказа», т. е. недопущения противника в морские районы, из которых можно было бы наносить удар по сухопутной территории страны.
    «Стратегия отказа» стремится к предотвращению использования моря в свою пользу противником. «Стратегия морского отказа» породила
    особый класс российских подлодок ПЛАРК — носителей крылатых ракет большой дальности. Если американские ПЛАРК несут крылатые
    ракеты класса морская поверхность-суша, то российские ПЛАРК — морская поверхность-корабль. Главной целью для российских крылатых
    ракет подводного базирования остаются авианесущие соединения США. Многие из возможностей «стратегии отказа» Россия на самом деле
    использует для защиты своих ПЛАРБ, т. е. для обеспечения стратегического сдерживания США и НАТО.
3. Военно-морская мощь используется Россией для достижения всеобъемлющих политических целей. Россия имеет долгую традицию
    использования своих военно-морских возможностей в целях стратегической сигнализации своим противникам. В настоящее время Россия
    расширяет свои подводные операции в рамках более широкой стратегии, направленной на принуждение своих соседей, Организации
    Североатлантического договора (НАТО) и Соединенных Штатов. Подводная активность подкрепляет попытки России сохранить, а в случае
    необходимости и вернуть ее традиционную    сферу влияния. ВМФ России использует подводные лодки в качестве «молчаливого откровения»
    для устрашения и принуждения противника.

«Неоднозначность, присущая подводной войне, создает чувство русской подводной вездесущности», — констатируется в докладе.
Деятельность российского флота в Балтийском море и Северной Атлантике демонстрирует, насколько важны военно-морские силы
для проведения более широкой кампании принуждения.

Состояние российского подводного флота. Если судить по военным расходам, то ВМФ даже с его стратегической составляющей не являются
в настоящее время высшим военным приоритетом для России. Россия инвестирует больше в свои мобильные межконтинентальные баллистические
системы наземного базирования, чем в свои стратегические ракетные системы, размещенные на атомных подводных лодках — ПЛАРБ.
Российская программа вооружений на 2011−2020 годы предусматривает выделение 26% от общего объема на российский ВМФ.
В результате использования части средств, выделенных на ВМФ, Россия находится в процессе модернизации своего подводного флота, как в части
строительства новых подводных судов, капитального ремонта имеющихся и введения новых систем их вооружения. Российские подводные лодки,
как правило, считаются очень «способными судами» при надлежащем состоянии.

В конце холодной войны некоторые западные аналитики полагали, что Советский Союз был на пике обгона США по части акустической малошумности
своих подводных судов. Сейчас американские адмиралы публично признали достоинства по части малошумности последней российской ПЛАРК
«Северодвинск» — головного корабля проекта 885 «Ясень». По сумме достижений «Северодвинск», как кажется, является судном, которое приближается,
а в некоторых случаях превосходит самую новейшую американскую АПЛ того же класса. Новейшие российские ПЛАРБ класса «Долгорукий» — проекта 955
«Борей» сравнимы с американскими ПЛАРБ типа «Огайо».

ВМФ России выходит из своего общего недомогания после окончания холодной войны. К моменту уничтожения Советского Союза его ВМФ имел в своем
составе 240 подводных лодок. В настоящее время в составе российского ВМФ находится 56 подводных лодок. Приоритетом усилий для российского ВМФ
остаются ПЛАРБ. Эти ПЛАРБ в дополнение с относительно небольшим числом модернизированных дизельных подводных лодок и атакующих атомных
подлодок составляют основную наступательную мощь российского флота. Всего в составе российского ВМФ состоит девять типов подводных лодок.
Что касается рассматриваемого в докладе района Северной Атлантики, то авторы доклада оценивают в составе подплава Северного флота от 22 до 31
действующих подводных лодок. Российские источники называют число 42.

Россия также демонстрирует готовность экспериментировать в подводной войне.
Россия поддерживает флот небольших вспомогательных подводных лодок (американская классификация — SSA/Ssan) для специальных миссий и
исследования глубин моря. По мнению авторов доклада, вполне вероятно, что эти российские вспомогательные суда оборудованы для того, чтобы
манипулировать собственными объектами на морском дне или воздействовать на глубоководные объекты, в частности, трансатлантические кабеля
противника. По оценке авторов доклада, в Северном флоте стоит до девяти атомных подводных лодок специальных миссий (SSANs). Неизвестно,
сколько из них находится в рабочем состоянии. Российские эксперименты по глубоководной подводной войне наиболее тревожат американцев.

Российский ВМФ поддерживает множественные платформы своей противолодочной обороны (ПЛО). Любые действующие чужие подводные лодки
вблизи территории России должны учитывать на счет собственного риска российские противолодочные возможности.

В американском докладе дается высокая оценка моряков российского подплава. ВМФ России и его подводные силы были в некоторой степени
изолированы от проблем кадров, с которой в настоящее время столкнулась российская армия. Российский подводный флот в подавляющем
большинстве случаев укомплектован профессиональными матросами-контрактниками и офицерами. Система российского военно-морского
образования дает очень компетентных командиров, которые хорошо знают возможности своих подводных лодок и экипажей. Эта компетентность
сочетается с высокой толерантностью к инициативе и риску при выполнении поставленных задач.

Проблемы судостроения и текущей эксплуатации.
С момента самой низкой точки в 1990-е годы Россия улучшила обслуживание подводных лодок и возможности их ремонта. Однако большое
разнообразие классов и подклассов судов в сочетании с бедностью верфей не внушает большой уверенности по части технического обслуживания
существующих и строящихся подводных судов. Неспособность поддержания и обслуживания подводных лодок стала ахиллесовой пятой ВМФ СССР.
Россия должна искать улучшения по этой части, если она надеется сохранить свой повышенный рабочий темп. Новые инвестиции в существующие
верфи могут помочь компенсировать эти проблемы, но долгое время сборки и расширенные морские испытания новых подлодок свидетельствуют
о том, что вопросы контроля качества сохраняются в российской судостроительной промышленности.

В докладе отмечается, что Севмаш в Северодвинске, являясь крупнейшей верфью в России, остается единственным местом постройки АПЛ в этой
стране. Благодаря чрезвычайным усилиям, Севмашу удалось избежать массовых увольнений. Предприятие сумело сохранить ядро способных
судостроителей в течение продолжительного времени.
В течение следующих 5−10 лет Россия, вероятно, продолжит свои планы по разработке нескольких новых судов и попытается реализовать в
полном объеме свою судостроительную программу. Хотя самая амбициозная из программ в области развития, вероятно, будет сокращена или
задержится из-за текущей экономической и геополитической ситуации в России, которая резко ограничила российский доступ к основным
иностранным технологиям и оборудованию. Глубина и цели этих сокращений, однако, по-прежнему остаются открытым вопросом. Экономический
спад в России является несомненным вызовом для ее военных. Они сталкиваются с увеличением бюджетных ограничений и дважды в 2015 году
были мишенью для сокращений бюджета. Вряд ли бюджет военного судостроения России может поддерживать строительство АПЛ стоимостью
свыше $ 2 млрд. Стоимость, строящейся второй субмарины класса «Северодвинск» — К-561 «Казань», составляет 112 млрд рублей. Это $ 1,4
млрд до падения курса и $ 700 млн после падения курса рубля. Для сравнения стоимость сопоставимой по классу американской АПЛ класса
«Вирджиния» составляет $ 2,6 млрд за штуку.

Несмотря на возникающие трудности, ВМФ России стремится улучшить свои возможности в области подводного судостроения. Это касается
разработки новых подводных лодок, новых двигательных установок, технологий передовых датчиков и беспилотных подводных аппаратов
— морских роботов.
Что касается инноваций, то во время холодной войны ВМФ СССР инвестировал в дерзкие и технически рискованные программы развития
подводных лодок. Речь идет об АПЛ проекта 705, 705К «Лира» с титановыми корпусами и реакторами с жидкометаллическим охладителем.
Что касается развития класса подлодок с неатомным двигателем, то текущая отчетность свидетельствует о том, что Россия инвестирует в
систему водородно-кислородных топливных элементов, похожую на ту, что в настоящее время используется на германских субмаринах.
Россия работает над собственным воздухонезависимым двигателем. Проектируемая система для нового поколения подлодок, которые
придут на смену дизельным «Варшавянкам», уже завершила береговые тестовые испытания.

В области передовых технологий в России также широко работают над неакустическими методами обнаружения и отслеживания подводных
лодок. В докладе признается, что эти технологии могли бы иметь революционное значение для подводной борьбы.

Другой областью, окутанной тайной, является развитие Россией беспилотных подводных аппаратов. Они, в свою очередь, могут в конечном
счете также революционизировать все аспекты подводной войны. Сейчас западные эксперты сомневаются в способности России самостоятельно
развивать эту технологию. Беспилотные системы требуют овладения технологиями, в которых Россия никогда не демонстрировала компетентности
в разработке или производстве.

В итоге в американском докладе констатируется: развитие будущего подводного флота России, вероятно, пострадает из-за целого ряда
факторов. Международные санкции в отношении России в результате кризиса на Украине в сочетании с ограничением доступа к жизненно
важным украинским отраслям больно бьют по модернизационным усилиям в российском судостроении. Кроме того, Россия крайне нуждается
в развитии местной индустрии микроэлектроники. До 2014 года большая часть этой технологии была импортирована из европейских источников.
Россия также страдает от недостатка современного промышленного оборудования.

Будущее российского подводного судостроения и технического обслуживания может также пострадать из-за надвигающейся кадровой проблемы.
Неясно, насколько достаточным и как долго будет сохраняться существующее ядро высококвалифицированных инженеров, способных рабочих
и судостроителей. Существует разрыв между поколениями во многих, если не во всех российских технических областях. Те, у кого имеется опыт
проектирования и строительства новых подводных лодок, уходят на пенсию, не имея подготовленной квалифицированной замены.
(Продолжение следует)

Источник:
Undersea Warfare in Northern Europe. July 2016. A report of the CSIS International security programm.
By Kathleen H. Hicks, Andrew Metrick, Lisa Sawyer Samp, Kathleen Weinberger. New York, London, 2016.
Подробнее:
http://eadaily.com/ru/news/2016/07/28/podvodnaya-voyna-v-severnoy-evrope-doklad-iz-vashingtona-ko-dnyu-vmf-rossii


 10 
 : 21 Июль 2016, 20:18:54 
Автор Митя - Последний ответ от Митя
http://svpressa.ru/war21/article/152608/?rss=1&utm_source=rnews


Новейший «Статус» России обезоружит США

Зачем в Северодвинске строят три атомные подводные лодки специального назначения
В годовом отчете северодвинского филиала КБ «Рубин» — КБ «Рубин-Север» — содержится
крайне любопытная информация, освежающая в памяти ноябрьские события прошлого года,
которые вызвали бурное обсуждение не только в нашей стране.
Тогда, напомню, выяснилось, что Россия ведет разработку уникального оружия. Такого, которое
способно гарантировано пробить громадную брешь в массированной обороне Североамериканского
материка. То есть, это не просто асимметричный ответ на вероломное строительство ЕвроПРО, а
решение, с лихвой перекрывающее и ПРО, и натовские батальоны в Польше и Прибалтике, и прочие
«недружелюбные» по отношению к России действия.

Согласно нынешнему отчету, в Северодвинске проводится ОКР по проекту номер 09853. Содержание
данной работы не расшифровывается. Однако, судя по порядковому номеру проекта, который идет
непосредственно за номерами проектов двух атомных подводных лодок специального назначения
(ПЛА СН) 09851 «Хабаровск» и 09852 «Белгород», речь может идти о создании похожего по назначению
атомохода.
«Белгород» и «Хабаровск» строятся на «Севмаше» в условиях строгой секретности.
«Белгород» предполагается спустить на воду в следующем году, «Хабаровск» — в 2018 году. И, по
поступающим скупым сведениям, можно предположить, что речь идет о создании в нашей стране ПЛА нового,
пятого поколения (российские новейшие многоцелевые атомные подводные лодки типа «Ясень» и «Борей», а
также их американские аналоги «Сивулф» и «Вирджиния» относятся к поколению номер четыре).

«Белгород» — исследовательская ПЛА с крайне широкими функциями. Но есть основание предположить, что на
ней будут «обкатывать» принципиально новое оружие. А затем оно, видимо, будет установлено и на «Хабаровске»,
и на новой лодке только что «всплывшего» в открытых источниках проекта 09853.
Но прежде, чем вести разговор о новом корабле, вернемся к той сенсации, что случилась в прошлом ноябре. Тогда во
время совещания в Сочи по вопросам развития «оборонки», которое проводил президент Владимир Путин, два
федеральных телеканала как бы по ошибке показали слайд с грифом «Совершенно секретно». В нем содержалась
концепция и сроки реализации океанской многоцелевой ударной системы «Статус-6». «Засветили» и разработчика —
ЦКБ «Рубин», и назначение системы. И она такова: «поражение важных объектов экономики противника в районе
побережья и нанесение гарантированного неприемлемого ущерба территории страны путем создания зон обширного
радиоактивного заражения, непригодных для осуществления в этих зонах военной, хозяйственно-экономической и
иной деятельности в течение длительного времени».

При расшифровке скриншота Минобороны, угодившего на телеэкран, было установлено, что носителями нового оружия
должны стать именно лодки «Белгород» и «Хабаровск», несмотря на то, что они пока как бы приписаны к Главному
управлению глубоководных исследований (ГУГИ) Минобороны. ГУГИ к стратегическому оружию никакого отношения не
имеет, а здесь речь идет о супероружии. О том, что на самом деле обе перспективные лодки должны будут войти в состав
других структур ВМФ, свидетельствует масса косвенных свидетельств. Например, на закладке «Хабаровска» не присутствовал
ни один представитель ГУГИ.

О тайном назначении лодок проектов 09851 и 09852 заговорили еще летом в 2015 года, когда главком ВМФ на форуме
«Армия-2015» заявил, что в России уже строятся лодки пятого поколения. Поиски наиболее подходящих на эту роль и
реализуемых кораблестроителями проектов и вывели на «Белгород» и «Хабаровск». Ну, а слайд МО, «случайно»
угодивший на телеэкраны, подтвердил эти предположения.
Разумеется, никакой случайности и оплошности в той «утечке информации» нет. Все продумано и сделано «на публику».
Прежде всего, как представляется, на ту, что находится в Вашингтоне. Это сигнал, что Россия создает новый вид оружия
сдерживания, наиболее скрытного, нейтрализация которого крайне маловероятна.
Собственно, «рыцари плаща и кинжала» из Лэнгли к тому моменту уже имели общие представления о том, что в России
активно разрабатывается «нечто крайне серьезное». При этом полагали, что это реанимация проекта торпеды Т-15, которая
должна была доставлять к побережью США 100-мегатонный ядерный заряд.
Т-15 начали создавать в начале 60-х годов. Однако из-за отсутствия компактного ядерного реактора, который позволил бы
обеспечить ход на нескольких сотен километров, проект закрыли. Электродвигатели на аккумуляторах позволяли доставлять
40-тонную махину длиной в 24 метра не далее чем на 30 километров. Тем самым подводная лодка, для выполнения боевого
пуска должна была входить в зону массированной противолодочной обороны противника. Да и подрыв 100-мегатонного заряда
на небольшом расстоянии от лодки сулил ей громадные неприятности.

По прошествии полувека проблема компактного ядерного реактора для двигательной установки сверхдальней торпеды была решена.
Однако значительный прогресс за это время произошел не только в ядерной энергетике, но и в системах управления, и в электронных
компонентах, и в материалах, и в прочих составных элементах торпедного оружия. Да и в стратегии и тактике ВМФ. Поэтому «Статус-6»
— это абсолютно новая разработка, имеющая общего с Т-15 лишь рекордную дальность и мощность заряда.
Самое существенное отличие от нереализованного проекта «царь-торпеды» состоит в том, что данное оружие — не торпеда, а
подводный робот, обладающий компьютерным интеллектом и способный действовать самостоятельно на удалении в несколько тысяч
километров от носителя. Т. е. от подводной лодки, его запустившей.

Сразу оговоримся: все технические параметры, которые мы будем приводить, основаны, разумеется, не на совершенно секретных документах
КБ «Рубин». Они являются результатом расшифровки слайда Минобороны, анализа экспертов, как отечественных, так и зарубежных,
учитывающего технические и технологические возможности ОПК России. А также анализа открытых документов, отражающих исполнение
предприятиями НИР, ОКР и заказов на строительство подводных лодок, глубоководных аппаратов и входящих в их состав компонентов.
Даже эти неполные, но заслуживающие доверия данные дают впечатляющую картину того, какими возможностями обладает необитаемый
подводный аппарат (НПА), получивший название океанской многоцелевой системы «Статус-6».
Прежде всего, о мощности ядерного заряда. Тут самый широкий диапазон предположений — от 10 Мт до 100 Мт. Набить НПА диаметром 1,6 м
и длиной 24 м зарядом под завязку — дело несложное. Но при этом все сходятся в том, что боеголовка будет иметь кобальтовую секцию, что
должно приводить к максимальному радиоактивному загрязнению громадной территории. Подсчитано, что при скорости ветра 26 км/ч
долговременному заражению будет подвержен прямоугольник побережья размерами 1700×300 км. Собственно, оружие сдерживание и должно
быть таким, мягко выражаясь, жестоким. Это гарантирует от попытки его использования, поскольку то же самое неизбежно «прилетит» и с другой
стороны.

«Статус-6» способен уничтожать базы ВМС. Или авианосные ударные группы США. Во время проведенных в 1946 году ВМС США испытаний
«Перекресток» по подводному взрыву мощностью 23 кт в результате радиоактивного заражения был потерян совсем новый авианосец
«Индепенденс», спущенный на воду в 1942 году. После четырех лет безуспешных попыток дезактивации он был затоплен. Боеголовка
«Статуса-6» содержит радиоактивных продуктов деления кобальта на несколько порядков больше.

В НПА или же в подводном дроне в качестве источника энергии для водометных движителей используется малогабаритный ядерный реактор
на жидкометаллическом теплоносителе. Вырабатывая им мощность в 8 МВт позволяет дрону развивать максимальную скорость от 100 км/ч до
185 км/ч. При этом дальность, как у МБР — до 10 тыс. км. Кажущаяся фантастической скорость подводного хода тоже на сегодня вполне реальная.
В конце 70-х годов у принятой на вооружение ВМФ РФ торпеды «Шквал» скорость достигала 375 км/ч. Правда, на «Шквале» реактивный двигатель.
Реактор на жидкометаллическом теплоносителе имеет два существенных достоинства по сравнению с традиционными для подводного флота
водо-водяными. Во-первых, он обладает минимальным шумом при высоком кпд. Во-вторых, имеет низкую удельную стоимость в расчете на киловатт
мощности. Подсчитано, что реактор для «Статуса-6» может стоить порядка 12 млн. долларов.

При анализе прочности корпуса «Статуса-6» было установлено, что он имеет рабочую глубину порядка 1000 метров. Что же касается
малозаметности дрона для гидроакустической противолодочной системы США SOSSUS, то новый аппарат значительно тише, чем самая
малошумная лодка в мире «Варшавянка». При этом предполагается, что на крейсерской скорости до 55 км/ч «Статус-6» можно будет
обнаружить не дальше, чем на расстоянии в 2−3 км. В случае же обнаружения он с легкостью уйдет от любой торпеды противника на
максимальной скорости. При этом выбор скоростного режима и маневрирование дрон будет осуществлять самостоятельно.

Шансы уничтожения «Статуса» у противника минимальные. Самая быстроходная торпеда США Mark 54 имеет скорость 74 км/ч. К тому
же она неспособна погружаться на глубину в 1000 м, на которой будет идти к цели «Статус-6». А глубоководная евроторпеда MU90
Hard Kill, пущенная вдогон, на максимальной скорости в 90 км/ч способна пройти не более 10 км.

Оценивая возможности системы «Статус-6», следует учитывать, что это не просто очень «мускулистая» торпеда, но и робот, имеющий
неплохие «мозги». В качестве оружия сдерживания, торпеда может прийти в точку назначения и залечь на дно, дожидаясь сигнала на
подрыв боевой части. Сигнал, естественно, может подаваться по длинноволновому каналу, поскольку длинные волны проникают в толщу
воды. В этом случае мы будем иметь оружие сдерживания со стопроцентной гарантией срабатывания.
Но, вполне понятно, что «утечка информации» в ноябре прошлого года была строго дозированной. Ее объем и содержание предназначались
для того, чтобы в Вашингтоне поняли, что к России необходимо относиться с позиции разума, а не эмоций и амбиций. Круг задач у подводного
робота может быть (и должен быть) несколько шире. Среди них, могут быть, например, разведывательные функции с возвращением дрона
на материнскую лодку пятого поколения.

Отчет КБ «Рубин-Север» продемонстрировал, что носителями системы «Статус-6» в обозримом будущем будут уже не две, а три ПЛА СН
пятого поколения.

Страниц: [1] 2 3 ... 10
Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006, Simple Machines LLC
 
© 2007 БАПЛ "Псков"
www.baplpskov.ru
CMS HostCMS